Замужество с другом детства и борьба с раком: как выглядит и чем живет первая леди Сирии Асма Асад

Реформаторы

На заре нового тысячелетия в Сирии действительно наметились реформы во многих областях. Страна долгое время считалась самым безопасным местом на Ближнем Востоке, колыбелью региональной культуры, символом богатой истории и, разумеется, святым местом для паломников. Молодой президент и Первая леди (Асма на десять лет моложе мужа) мгновенно завоевали сердца западных стран. Кто знает – быть может, если бы страна не погрязла в войне, у иорданской королевы Рании в мире моды была бы достойная конкурентка.

Первая леди на конференции по вопросам детства в Алеппо, 2004 год

Иностранные визиты и саммиты, встречи с королевами – будет глупо отрицать, что Асма Асад не пыталась органично влиться в клуб знаменитых первых леди тех времен. «Люди заговорили о «Дамасской весне», когда Башар пришел к власти, – рассказывает изданию Guardian Крис Дойл, эксперт по отношениям Британии с арабскими странами. – Появились изменения, ощущение того, что страна стала более открытой». Новый президент, по его словам, стал ближе к своему народу, люди из «старой гвардии» лишены прежнего влияния, а все PR-силы были брошены на поддержание демократичного образа четы Асадов.

Визит Асадов во Францию, 2001 год
Асма Асад с Бернадетт Ширак, 2001 год
С королевой Испании во время официального визита в Мадрид, лето 2004 года

В целом, Башар и Асма мало чем отличались от европейских или американских президентов и первых леди. Он – политический лидер и главнокомандующий. Она – борец за социальные изменения и технологический прогресс (дало о себе знать образование в области компьютерных технологий), филантроп, обеспокоенная правами женщин и детей, преданная ценительница искусства. Вместе они воспитывали троих очаровательных детей. Характерно, что в интервью в 2016 году Асма подчеркнет, что ее муж до сих пор очень серьезно относится к роли отца, несмотря на целый пласт новых обязанностей и забот, пришедших с войной.

На Западе люди восхищались Асадами. А вот политическая верхушка, в США в частности, с преемником Хафеза Асада так и не нашла общий язык – прежде всего, по вопросам арабо-израильских отношений и, разумеется, западного вторжения в Ирак. Огромное количество внутренних и внешних факторов копились и консервировались в регионе годами – от религиозных и политических противоречий до битвы за ресурсы, что в конечном итоге вылилось в то, что сегодня известно под общим и расхожим названием «Арабская весна».

Чета Асадов в Великобритании на пороге резиденции Тони Блэра, 2002 год

Интересно, что в западных СМИ на заре демонстраций не спешили предавать опале официальный Дамаск, все ещё признавая Сирию одной из самых безопасных стран в регионе. Однако весной 2011 года все перевернулось, риторика изменилась полярно, а виновники кризиса были определены мгновенно. Сирия стремительно становилась полем боя не только внутренних враждующих сил, но и внешних, а с войнами в реальности пришли и войны в медиа – тоже интернациональные, тоже многополярные.

С наступлением «Арабской весны» Первая леди Сирии исчезла со всех радаров – поговаривали даже, что она с детьми бежала то в Россию, то в Эмираты, то в Тунис. Но слухи так и не подтвердились. Зато зародились новые: якобы, Асма и не подозревает о том, что кровавую войну в стране развязывает именно ее муж. Весной 2012 году жены послов Германии и Великобритании в ООН публично обратились к сирийской Первой леди, призвав ее «встать на защиту мира ради ее народа» и «не прятаться более за спиной у мужа».

Президент и Первая леди Сирии на саммите Союза для Средиземноморья, 2008 год

«Необходим ее голос, – заявили женщины. – Мы просим Асму Асад взять на себя риск и тоже сказать открыто: «Прекратите кровопролитие, прямо сейчас»».

Впрочем, свою позицию супруга сирийского президента выразила раньше, когда один из журналистов Times задал вопрос «Что же, сирийская Диана превратилась в сирийскую Марию-Антуанетту?», а Асма ему ответила. Вернее, формально это сделал ее офис, и все же в заявлении было четко сказано о том, что Первая леди поддерживает курс супруга в конфликте: «Башар Асад – президент всей Сирии, а не группы сирийцев».

«Первая леди продолжает фокусироваться на поддержке многочисленных благотворительных организаций и сельских сообществ, которыми она занималась на протяжении долгих лет, а также на поддержке Президента в той мере, в какой понадобится», – говорилось в тексте. Так Асма Асад приобрела реноме Евы Браун и Эвы Перон.

Первая леди на конференции по вопросам детства в Алеппо, 2004 год

Алавиты: чужие для всех

Для европейца сложно разобраться в хитросплетениях духовных течений Востока и взаимоотношениях их представителей между собой. Алавиты среди них занимают особое место. Дело в том, что мусульмане крайне негативно относятся к этой небольшой религиозной группе. По их мнению, алавиты – отщепенцы, исказившие истинное учение ислама. Действительно во второй половине IX века Абу Мухаммад ибн Нусайр неожиданно объявил богом шиитского имама Хасана аль-Аскари, а себя самого скромно назначил его пророком. Вскоре у нового духовного учения появились приверженцы, назвавшие себя нусайритами, а позднее алавитами. Поскольку число их было крайне невелико, а вера не вписывалась ни в одно из течений мусульманства, алавиты вынуждены были мигрировать по всему Ближнему Востоку.

Столетиями они вбирали в себя духовные традиции других народов и религий: курдов, турецких армян, христиан и даже зороастрийцев (огнепоклонников). Но глубоко в душе они хранили свою исконную веру, не допуская, чтобы окружающие проникали в ее сущность. Особенно тщательно от непосвященных скрывалась священная книга алавитов Китаб аль-Маджму, представляющая собой некое подражание Корану. Самое интересное, что никто из европейских исследователей это литературное произведение никогда не читал. Известно лишь то, что алавиты почитают святую троицу: Али – лучезарное существо, пророка Мухаммеда и Салмана аль-Фариси, сподвижника пророка. По искреннему убеждению алавитов, бог уже не неоднократно являлся на Землю в образе Адама, Ноя, Иакова, Моисея, Соломона, Иисуса и Мухаммеда. Тем не менее очередное, главное его пришествие еще только впереди.

Английская роза на дамасской земле

«Я могла бы сказать, что чувствую боль и грусть, – рассказывает Первая леди Сирии о гражданской войне в интервью с российским телеканалом. – Но то же самое могли бы сказать и многие другие. Я думаю, гораздо важнее то, как мы поступаем с этими чувствами, как мы направляем их на создание инициатив, которые могут помочь этим солдатам или жертвам вновь наладить свои жизни. Поэтому для меня важнее то, что я делаю, а не то, что я чувствую». В ее речи все еще слышится британский акцент. Это – отголоски ее прошлого, проведенного в Англии. И частично настоящего – формально Асма до сих пор остается гражданкой Великобритании, и, в отличие от других стран Европы, запретившим Асадам въезд на свою территорию, на Туманный Альбион ей все еще открыт путь.

Асма (в центре) в школьные годы

Впрочем, возвращаться в Лондон ей вряд ли захочется. В эфире она признается, что ей не раз предлагали сбежать из страны – но не ради ее благополучия, а, по ее убеждению, ради того, чтобы пошатнуть веру в президента.

Тем временем в британской прессе активно призывают лишить жену Асада гражданства – несмотря на то, что когда-то давно все те же СМИ ласково называли ее «сирийской леди Дианой». На сравнения с принцессой Уэльской были свои основания. Когда ее муж только пришел к власти, весь мир был очарован скромной элегантностью ее костюмов, мягкой улыбкой и почти аристократическим воспитанием.

Асма (или как ей самой удобнее было называть себя в Англии – Эмма) родилась в Лондоне в 1975 году в обеспеченном семействе мусульман-суннитов сирийского происхождения. Отец – уважаемый врач-кардиолог. Мать – первый секретарь Сирийского посольства. Считается, что отец Асмы хоть и проживал за пределами родины, всегда считал себя патриотом, прививая юной дочери панарабские взгляды. Будущая Первая леди провела все детство на Туманном Альбионе, приезжая в Сирию разве что на каникулы: окончила английскую школу, затем – Королевский колледж Лондона. В 2002 году она встретится с самой Королевой – и продемонстрирует поистине благородные манеры.

Башар и Асма Асад на аудиенции с королевой Великобритании, 17 декабря 2002 года

Вообще, что ее собственная судьба, что судьба ее мужа сложилась одинаково непредсказуемо. Окончив колледж, Асма проработала аналитиком в Deutsche Bank и J.P. Morgan. Она уже готовилась отправиться на курсы MBA в Гарвард – пока внезапно не сошлась с сыном сирийского президента Хафеза Асада Башаром, который по большому счету никогда не должен был заниматься политикой. Себе на смену Хафез готовил старшего сына Басиля, тогда как Башар спокойно получал медицинское образование, посещал конференции и симпозиумы, повышал квалификацию за рубежом (инкогнито), да и в целом предпочитал вращаться, скорее в интеллектуальных кругах, чем в политических.

Но в 1994 году Басиль погибает в автокатастрофе, а Башар в оперативном режиме начинает осваивать военное дело и, разумеется, основы сирийской государственности. Как позднее вспоминала сама Первая леди, с возлюбленным они были знакомы с детства – сказалось, общение двух влиятельных сирийских семей. Однако романтические отношения завязались лишь в 2000 году – когда молодые люди были вновь представлены друг другу в Дамаске. Тогда же умер и отец Башара: Асад был безальтернативно выбран президентом, а еще через несколько месяцев он женился на Асме, которая ради него оставила должность в J.P. Morgan и так и не уехала в Гарвард.

Асма Асад в Ливане на Саммите арабских женщин, 7 марта 2004 года

«Я планировала получать степень магистра бизнес-администрирования в Гарварде, так что можно сказать, что должность Первой леди не входила в мои карьерные планы», – признавалась Асма «России-24».

Их свадьба прошла в секретном режиме – а сама Асма первые несколько месяцев лишь инкогнито путешествовала по стране, чтобы подойти к своей новой должности «с гражданской позиции» и определить для себя, что стоит изменить в сирийском обществе на данном этапе. Когда же их союз был предан гласности, страна и мир всколыхнулись. Казалось, что президентская чета демонстрирует новую Сирию – свободную, демократичную, открытую. Помимо этого, их брак был положительно воспринят и с религиозной точки зрения: любовь представительницы суннитов с представителем алавитов стал символом надежды на воцарение толерантности и прогрессивности.

Вместе с Камиллой Крочани (женой Карло Бурбон-Сицилийского), 2004 год

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий