Исаак Бабель биография: Исаак Бабель биография

“Одесские рассказы”

image

Бабель в своих “Одесских рассказах” изобразил романтизированную одесскую Молдаванку. Ее душой стал Беня Крик, “благородный” бандит. В книге весьма колоритно, лирически и иронико-патетически представлен быт одесских торговцев и налетчиков, мечтателей и мудрецов. Он изображен, словно уходящая эпоха. “Одесские рассказы” (пьеса “Закат” стала вариантом сюжетов второй книги) являются одним из самых значительных событий отечественной литературы середины 20-х годов прошлого века. Они оказали большое влияние на творчество ряда писателей, среди которых – И. Ильф и Е. Петров.

Жизнь Бабеля “в людях”

И.Э. Бабель, биография которого отмечена дружбой с М. Горьким, писал, что тот научил его очень важным вещам, а затем, когда выяснилось, что несколько его юношеских опытов были случайной удачей, что пишет он плохо, Максим Горький отправил его “в люди”. Бабель отметил в “Автобиографии”, что он “ушел в люди” на 7 лет (1917-24 гг.). В это время он был солдатом, находился на румынском фронте. Бабель также работал в иностранном отделе ЧК переводчиком. В 1918 году его тексты публиковались в газете “Новая жизнь”. В этом же году летом Исаак Бабель принимал участие в продовольственных экспедициях, организованных Наркомпродом.

В период с конца 1919 по начало 1920 года проживал в Одессе Исаак Бабель. Краткая биография писателя дополняется новыми важными событиями. Писатель служил в Госиздате Украины, где заведовал редакционно-издательским отделом. Весной 1920 года под именем Лютова Кирилла Васильевича, корреспондента Югроста, Исаак Эммануилович отправился в Первую Конную армию. Здесь он пробыл несколько месяцев. Писатель вел дневники, а также публиковал свои очерки и статьи в газете “Красный кавалерист”. После перенесенного тифа, в конце 1920 года, Исаак Эммануилович вернулся в Одессу.

Популярность, творчество второй половины 1920-х годов

image

В середине 1920-х годов он стал одним из самых популярных писателей в СССР. Только в 1925 году отдельным изданием вышли три сборника его рассказов. Первый свод созданных Бабелем новелл из “Конармии” вышел в следующем году. В дальнейшем он пополнялся. Исаак Бабель задумал написать 50 новелл, однако опубликовано было 37, последняя из них называется “Аргамак”.

В 1925 году Исаак Эммануилович начал трудиться над созданием сценария “Беня Крик”, а также окончил пьесу “Закат”. Во второй половине 1920-х годов Исаак Бабель написал (по крайней мере, опубликовал) практически все свои лучшие произведения. Дальнейшие 15 лет жизни Бабеля прибавили лишь очень немного к этому основному его наследию. В 1932-33 годах Исаак Эммануилович работал над пьесой “Мария”. Он создал ряд новых “конармейских” новелл, а также рассказов, в основном автобиографических (“Ги де Мопассан”, “Пробуждение” и др.). В это время писатель завершил также киносценарий “Блуждающие звезды” по прозе Шолом-Алейхема.

Детские годы

Родился Исаак Бабель, имевший первоначально фамилию Бобел, в Одессе в 1894 году. Его родители Фейга и Эммануил уже имели двоих детей Анну и Аарона. После появления на свет третьего ребёнка они переезжают из Одессы в украинский город Николаев, где будущий писатель жил на протяжении 11 лет. Известно, что на новом месте старшие дети в семье умирают, но в 1899 году рождается дочка Мария. В последующем она поддерживала хорошие отношения с братом, который во многом заменил ей престарелых родителей.

Детские годы будущего писателя Исаака Бабеля были обычными для ребятишек того времени. Он ходил в детский сад, родители отправили его обучаться в театральный кружок, также малыш изучал традиции еврейского народа. Исаак отлично учился, закончил в 1903 году школу с красным дипломом. Он пробует поступать в Николаевское коммерческое училище, успешно выдержав экзамены по арифметике, русскому языку и закону божьему.

Однако из-за национальности будущему писателю отказали в учебе, сославшись на отсутствие вакантных мест для студентов.

В детские годы Бабель увлекался:

  • иностранными языками;
  • игрой на скрипке;
  • изучением Торы и еврейских традиций.

image

Лишь на следующий год, во многом благодаря заработавшему неплохой капитал отцу, Исаак поступает в училище и начинает изучать азы бизнеса. Эммануил Бабель видел в сыне продолжателя своего дела, поэтому он первоначально и слышать не хотел о желании подростка посвятить свою жизнь творчеству и литературе. По настоянию отца Исаак пробует поступить в коммерческое училище в Одессе, которое в те времена считалось одним из самых лучших.

Поступив в Одесское училище, Исаак взял домашнюю программу образования, которая была крайне насыщенной. Но даже в условиях такой нагрузки шестнадцатилетний подросток изучал иврит и Тору, занимался с музыкальным педагогом, брал уроки игры на скрипке. Учёба с легкостью давалась

Бабелю, в особенности он преуспел в иностранных языках, прекрасно овладев французским, ивритом, английским, немецким, идишем и родным русским.

Биографические сведения

Окончил Одесское коммерческое училище, дома изучал иврит, Библию и Талмуд. Продолжал образование в Киевском институте финансов. По имеющимся сведениям, в школьные и студенческие годы принимал участие в сионистских кружках.

С 15 лет начал писать рассказы по-французски. В 1915 г. приехал в Петроград «без права жительства». При содействии Горького напечатал в журнале «Летопись» два рассказа: «Элья Исаакович и Маргарита Прокофьевна» и «Мама, Римма и Алла», за которые был привлечен к уголовной ответственности по 1001 статье (порнография).

В «Журнале журналов» за 1916–17 гг. опубликовал несколько коротких очерков под псевдонимом Баб-Эль, в одном из которых предсказал возрождение в русской литературе ранней «малороссийской» гоголевской линии, «затертой» петербургским Акакием Акакиевичем, и появление «одесского Мопассана». В этой литературной декларации молодого Бабеля предвосхищались некоторые эстетические принципы так называемой «юго-западной школы» (И. Ильф и Е. Петров, В. Катаев, Ю. Олеша, Э. Багрицкий, С. Гехт, Л. Славин и другие).

Осенью 1917 г. Бабель, отслужив в армии несколько месяцев рядовым, дезертировал и пробрался в Петроград, где поступил на службу в ЧК, а затем в Наркомпрос. Опыт работы в этих учреждениях отразился в цикле статей Бабеля «Дневник», опубликованных весной 1918 г. в газете «Новая жизнь». Здесь Бабель с иронией описывает первые плоды большевистского переворота: произвол, всеобщее одичание и разруху. В очерке «Дворец материнства» Бабель от своего имени высказывает те сомнения, которые позже, в «Конармии», он вложил в уста хасида-старьевщика Гедали, персонажа одноименного рассказа: «…стрелять друг в дружку — это, может быть, иногда бывает неглупо. Но это еще не вся революция. Кто знает — может быть, это совсем не революция». В этом, как и в других рассказах Бабеля, отражен душевный конфликт, который вызвала революция среди многих евреев, верных своим национальным и религиозным традициям. После закрытия «Новой жизни» советскими властями Бабель начал работать над повестью из быта революционного Петрограда: «О двух китайцах в публичном доме». Рассказ «Ходя» («Силуэты», №6–7, 1923; «Перевал», №6, 1928) — единственный сохранившийся отрывок из этой повести.

Вернувшись в Одессу, Бабель печатает в местном журнале «Лава» (июнь 1920 г.) серию очерков «На поле чести», содержание которых заимствовано из фронтовых записей французских офицеров. Весной 1920 г. по рекомендации М. Кольцова Бабель под именем Кирилла Васильевича Лютова был направлен в 1-ю Конную армию в качестве военного корреспондента Юг-РОСТа. Дневник, который Бабель вел во время польской кампании, фиксирует его подлинные впечатления: это та «летопись будничных злодеяний», о которой глухо упоминается в иносказательной новелле «Путь в Броды». С документальной точностью Бабель описывает здесь дикие издевательства конармейцев Буденного над беззащитным еврейским населением местечка Демидовки в день Девятого ава: «…все, как тогда, когда разрушали храм».

В книге «Конармия» (отдельное изд., со значительными изменениями, 1926; 8-е доп. изд., 1933) реальный материал дневника подвергается сильнейшей художественной трансформации: «летопись будничных злодеяний» превращается в своеобразный героический эпос. Основным повествовательным приемом Бабеля является так называемый сказ, преломляющий мысль автора в чужом слове. Так, в новеллах «Конкин», «Соль», «Письмо», «Жизнеописание Павличенки», «Измена» рассказчик — человек из простонародья, стиль, точка зрения и оценки которого явно чужды автору, но необходимы ему как средство преодоления общепринятых и изношенных литературных норм и идеологических оценок.

Нельзя отождествлять с автором и основного повествователя «Конармии», так как сложной речевой маской является сам «Кирилл Лютов» — еврей с претенциозно-воинственной русской фамилией, сентиментальный и склонный к преувеличениям «кандидат прав Петербургского университета», в котором «экзотические» дикари-буденновцы возбуждают одновременно восторг и ужас. «Конармия» — книга о поражении и о тщете жертв. Она завершается нотой безысходного трагизма (рассказ «Сын рабби»): «…чудовищная Россия, неправдоподобная, как стадо платяных вшей, затопала лаптями по обе стороны вагонов. Тифозное мужичье катило перед собой привычный горб солдатской смерти… когда у меня не стало картошки, я швырнул в них грудой листовок Троцкого. Но только один из них протянул за листовкой грязную мертвую руку. И я узнал Илью, сына житомирского рабби». Сын раввина, «красноармеец Брацлавский», в сундучке которого рядом свалены «мандаты агитатора и памятки еврейского поэта», умирает «среди стихов, филактерий и портянок». Только в седьмом и восьмом изданиях книги Бабель изменил ее концовку, поместив после рассказа «Сын рабби» новый, более «оптимистический» эпилог: рассказ «Аргамак».

Одновременно с «Конармией» Бабель печатает «Одесские рассказы», написанные еще в 1921–23 гг. (отдельное изд. 1931). Основной герой этих рассказов, еврей-налетчик Беня Крик (прототипом которого послужил легендарный Мишка Япончик), воплощение бабелевской мечты о еврее, умеющем постоять за себя. Здесь с наибольшей силой проявляется комическое дарование Бабеля и его языковое чутье (в рассказах обыгрывается колоритный одесский жаргон). Еврейской тематике посвящен в значительной мере также цикл автобиографических рассказов Бабеля «История моей голубятни» (1926). Это ключ к основной теме его творчества, противопоставлению слабости и силы, которое не раз давало современникам повод обвинять Бабеля в культе «сильного человека».

В 1928 г. Бабель публикует пьесу «Закат». Эта, по словам С. Эйзенштейна, «лучшая, пожалуй, по мастерству драматургии послеоктябрьская пьеса», была неудачно поставлена МХАТом 2-м и обрела подлинное сценическое воплощение лишь в 1960-е гг. за пределами СССР: в израильском театре Ѓабима и будапештском театре «Талия».

В 1930-е гг. Бабель публиковал мало произведений. В рассказах «Карл-Янкель», «Нефть», «Конец богадельни» и т. д. появляются те компромиссные решения, которых писатель избегал в своих лучших произведениях. Из задуманного им романа о коллективизации «Великая Криница» увидела свет лишь первая глава «Гапа Гужва» («Новый мир», №10, 1931). Вторая пьеса Бабеля, «Мария» (1935), оказалась мало удачной. Однако, как свидетельствуют такие посмертно опубликованные произведения, как фрагмент повести «Еврейка» («Новый журнал», 1968), рассказ «Справка (Мой первый гонорар)» и другие, Бабель и в 1930-е гг. не утратил мастерства, хотя атмосфера репрессий заставляла его все реже появляться в печати.

Еще в 1926 г. Бабель начал работать для кино (титры на идише для фильма «Еврейское счастье», сценарий «Блуждающие звезды» по мотивам романа Шалом Алейхема, киноповесть «Беня Крик»). В 1936 г. совместно с Эйзенштейном Бабель пишет киносценарий «Бежин луг». Фильм, снятый по этому сценарию, уничтожен советской цензурой. В 1937 г. Бабель печатает последние рассказы «Поцелуй», «Ди Грассо» и «Сулак».

Арестованный после падения Ежова, весной 1939 г., Бабель был расстрелян в Лефортовской тюрьме (Москва) 27 января 1940 г.

В изданиях, выходивших в СССР после «посмертной реабилитации» Бабеля (лучшее из них: «Избранное», 1966), его произведения подверглись сильным цензурным сокращениям. В США дочь писателя, Наталия Бабель, проделала большой труд, собрав малодоступные и не опубликованные прежде произведения своего отца и издав их с подробными комментариями.

О прочной связи Бабеля с еврейским культурным наследием свидетельствуют навеянные еврейским фольклором рассказы о похождениях Гершеле из Острополя («Шабос-Нахму», 1918), его работа над изданием Шалом Алейхема в 1937 г., а также участие в последнем легальном альманахе на иврите, санкционированном советскими властями, «Брешит» (Берлин, 1926, редактор А. И. Карив), где опубликованы шесть рассказов Бабеля в авторизованном переводе, а имя писателя приведено в еврейской форме — Ицхак.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий