Дело Рокотова. За что расстреляли «тайного советского миллионера»

В Петербурге

Предположительно, первой известной работой, которую написал в 1775 году Федор Рокотов, художник, (фото показываеткартину-автопортрет) был «Портрет неизвестного молодого человека в гвардейском мундире», что позволяет предположить, что Рокотов сам служил.image Служба требовалась, чтобы получить чин и вместе с ним дворянство. Но в Академии будущий художник начал учиться с 1760 года. Его успехи были замечены. В 1762 году ему доверяют написать большой парадный портрет Петра III. После этой работы Федор Рокотов поступает на первую ступень в Академии. Он становится адъюнктом, преподавателем. Следующим званием будет академик. Эталонными стали два портрета. Первый написан в 1763 году, после коронации Екатерины II, для его написания Рокотова специально отвезли в Москву.image Портрет императрицы очень декоративен. Скульптурный профиль и грудь ярко выделяются на фоне благородных коричневато-бордовых драпировок. И сама свежая и молодая государыня, как экзотический цветок, помещена на трон с алой обивкой. У нее все положенные регалии: корона, скипетр и держава. Портрет очень понравился Екатерине II. С него были сделаны две копии.

Академия художеств

С 1757 года Академия помещалась в доме Шувалова. Согласно Якобу Штелину, Рокотов занимался здесь с иностранными мастерами Луи Ле Лорреном и Пьетро Ротари[* 2], усваивая принципы эстетики рококо; также собрание картин Шувалова должно было произвести на него значительное впечатление. Изображение Шуваловской галереи — единственная известная работа Рокотова в ином жанре, нежели портретный[* 3].

В 1760 году, по словесному приказанию Шувалова, Рокотов был зачислен в Академию художеств. С 1762 года, став адъюнктом, уже надзирал над занятиями других учеников. В парадных портретах петербургского периода демонстрирует полное знакомство с приёмами западноевропейской живописи того времени. В 1763 году был приглашён в Москву писать коронационный портрет Екатерины II. «Почти геральдический по своей отточенности профиль» так польстил императрице, что она распорядилась впредь изображать своё лицо по оригиналам Рокотова[10].

В 1765 году Рокотов был удостоен звания академика «за оказанный опыт в живописном портретном искусстве» и копию с картины Луки Джордано «Венера и Амур». Якоб Штелин видел у него в квартире сразу 50 неоконченных портретов за раз[11]. Хотя преподавательская деятельность в Академии не была занятием прибыльным, её руководитель Иван Бецкой запрещал академикам вести частную портретную практику — вероятно, по этой причине Рокотов в конце 1766 года покинул Петербург и вернулся в Москву.

Примеры портретов петербургского периода

  • Ivan Shuvalov by F.Rokotov (1760, Hermitage).jpg

    И. И. Шувалов

  • Dmitry Golitsyn.PNG

    Д. М. Голицын

  • Rokotov orlov.JPG

    И. Г. Орлов

  • Ivan Golenishev-Kutuzov by Rokotov (GRM).jpg

    И. Г. Голенищев-Кутузов

  • Orlov greg.jpeg

    Г. Г. Орлов

  • Aleksy Bobryński.jpeg

    А. Г. Бобринский

«Обыкновенный чемоданишко»

Как и Корейко, Рокотов умело маскировался под самого заурядного советского гражданина, жил в тесной комнатушке и ходил в неизменном сером костюме, даже на суде был в нём. И в точности как Корейко, он держал свой капитал в самом обычном чемодане, который то прятал у знакомых, то оставлял на вокзале в камере хранения.

Однажды, почуяв за собой слежку, Рокотов решил проверить, прослушивают ли его телефон: позвонил ничего не подозревавшему приятелю и попросил его на время забрать некий чемодан с вещами, которыми он «сильно дорожит». Приятеля вскоре схватили вместе с заветным чемоданом, однако внутри оказалось только мыло, мочалка и грязное бельё.

Но в конце концов с настоящим «золотым» чемоданом, набитым валютой и золотыми монетами на несколько миллионов советских рублей, взяли самого Яна Косого – по иронии, именно у вокзальной камеры хранения. Прежде чем там появиться, он провернул сложный, как ему казалось, манёвр – меняя электрички, уехал довольно далеко в Подмосковье и так же вернулся. Но на Ярославском его ждала замаскированная засада.

Финал операции описал тогдашний начальник «контрабандно-валютного» отдела КГБ полковник Сергей Федосеев: «Старик-приёмщик в массивных очках взял у Рокотова квитанцию и направился искать багаж. Неожиданно у стойки возник мужчина с двумя парами новых лыж. «Можно у вас лыжи оставить до вечера?» — спросил он у приёмщика. «Подождите, я занят», — ответил старик и протянул Рокотову чемодан…»

Как только тот взял поклажу, «лыжник» мгновенно заломил ему левую руку, а с правой стороны подскочил молодой человек, стоявший невдалеке с девушкой. Рокотов мгновенно оценил ситуацию и, по словам Федосеева, закричал: «Это не мой чемодан! У меня чёрный был!» Конечно, это не помогло. Когда «миллионера» уводили, он со стоном произнёс: «Боже, какой я кретин…»

Фёдор Степа́нович Ро́котов (1735-1808)

image

Портрет молодого человека в гвардейском мундире (ок. 1757), вероятный автопортрет РокотоваРокотов родился в подмосковном имении князей Репниных Воронцово. Его происхождение не совсем выяснено. Первоначально считалось, что он из псковских дворян Рокотовых, поэтому «Портрет молодого человека в гвардейском мундире» можно считать автопортретом художника. Но в середине 1950-х годов искусствовед А. И. Михайлов обнаружил челобитную Рокотова, датированную августом 1776 г., в которой тот просил об освобождении от крепостной зависимости своих племянников. В связи с этим возникла версия о происхождении его из крепостных. Есть и третья версия: Фёдор Рокотов мог быть незаконным ребенком – возможно, сыном князя П. И. Репнина, давшего ему вольную ещё в юные годы.Судьба художника во многом определилась благодаря И. Шувалову.

image

Ф. Рокотов. Портрет И.И. Шувалова (1760)Ива́н Ива́нович Шува́лов – русский государственный деятель, фаворит императрицы Елизаветы I Петровны, меценат, основатель Московского университета и Академии художеств.В 1755 г. И. И. Шувалов приехал в Москву набирать одарённых юношей для создававшейся в то время в Петербурге Академии художеств. Он увёз Фёдора Рокотова в столицу.

Поздний Рокотов

Количество портретов, приписываемых Рокотову, поражает — при том, что работал он не очень быстро («никогда скорее месяца не рабатывал что-нибудь с натуры»[17]). Вероятно, многие из них были выполнены вместе с учениками (так, в 1787 году в доме Рокотова жили четверо крепостных, и среди них два брата-ученика, 27-летний Пётр и 25-летний Иван Андреевы).

В 1780-е годы из рокотовской портретописи исчезает та рокайльная дымка, которая придавала им атмосферу недоговорённости, даже некоторой таинственности. «На смену манящей полумгле приходят более отчётливые красочные тона, объёмы становятся более определёнными»[8]. Поздние московские портреты Рокотова наряднее и импозантнее прежних — ближе к господствовавшей в то время стилистике классицизма. Художник более тщательно «выписывает воздушные кружева, переливы атласных лент и шёлковых платьев, игру света на драгоценных украшениях», однако заученная мимика и напряжённый взгляд часто не пускают зрителя внутрь образа[18]. Женские портреты, как правило, овальной формы. В лицах моделей всё чаще проскальзывает надменность, осознание своего превосходства над окружающими[8].

После разгрома московских масонов продуктивность Рокотова резко падает. Последние известные работы датируются началом 1790-х годов; краски на них крайне скупы, почти монохромны. Эти особенности принято объяснять ослаблением зрения художника[18].

О последних двадцати годах жизни сведений сохранилось немного. Воспитанные им племянники сделали успешную военную карьеру, дослужились один — до звания майора, другой — штабс-капитана.

Художник скончался в Москве 12 (24) декабря 1808 года. Похоронен племянниками на кладбище Новоспасского монастыря, где его могила быстро затерялась.

Примеры портретов позднего периода

  • Rokotovsurovtsevoy.jpg

    В. Н. Суровцева

  • Ivan Ivanovich Baryatinsky by Rokotov.jpg

    И. И. Барятинский

  • Fedor Rokotov — Портрет В.Е.Новосильцевой — Google Art Project.jpg

    В. Е. Новосильцева

  • Ф.С.Рокотов (1794 г.) портрет Дурасовой-ПисаревойА.М..jpg

    А. М. Дурасова

  • Rokotov PNDolgorukova.jpg

    П. Н. Ланская

  • Rokotov EVSanty.jpg

    Е. В. Санти

Хронология жизни Рокотова в 1781—1808 годах

Архивные документы, проливающие свет на последние 20 лет жизни художника, опубликованы в издании «Антикварный мир: отражение сути. Вестник антикварного рынка» (№ 6 за 2013 год).

  • 1781 — за 2600 рублей приобретает участок в Гороховском переулке (№ 6), на пересечении двух проезжих переулков, в приходе церкви великомученика Никиты.
  • февраль 1782 — ученик Рокотова Иван Казаков подаёт прошение о разрешении на ведение строительных работ на этом землевладении.
  • 25 июля 1785 — покупает у Алексея Николаевича Сухотина за 1400 рублей участок на углу Старой Басманной и Токмакова переулка.
  • 31 июля 1785 — подаёт прошение о разрешении строительства на этом участке.
  • 12 августа 1785 — подает уточняющую экспликацию к плану (существует план владения).
  • 1785 — строится, на время строительства снимает жилье у Журавлёва вместе с пятью учениками, племянниками и домочадцами.
  • 1786 — имена Рокотова и его учеников отсутствуют в исповедальных ведомостях храма великомученика Никиты.
  • 1787 — живёт в собственном доме на Старой Басманной вместе с четырьмя крепостными; среди них два ученика, братья Пётр и Иван Андреевы (27 и 25 лет).
  • 1788 — живёт в собственном доме, учеников с ним уже не значится.
  • 15 мая 1789 — продаёт своё владение Марии Петровне Шереметевой за 6000 рублей. На фасаде сохранившегося усадебного флигеля (№ 30/1, стр. 2 по Старой Басманной улице)[* 6] установлена мемориальная доска, на которой отмечено время проживания здесь художника с 1785 по 1793 год.
  • 1790 — информация о месте пребывания художника отсутствует.
  • 1791 и 1792 — продолжает жить в районе Старой Басманной, но уже снимая жильё.
  • 1793 — покупает имение Аниково в Звенигородском уезде: возможно, на своё имя, а затем переписывает его на племянников. В исповедальных ведомостях сведения разнятся — в одном случае вотчинником назван Рокотов, в другом — его племянники.
  • 1794 и 1795 — живёт в районе Старой Басманной в доме купца А. В. Горошкова. Кроме служителей, при художнике находятся три ученика.
  • 1801—1804 — живёт в Аниково, которое затем продает (в 1807 году у имения новый владелец). По «Экономическим примечаниям» 1800 года в деревне было 9 дворов, 49 мужчин, 51 женщина и деревянный господский дом со службами.
  • 24 апреля 1806 — покупает за 5000 рублей своё последнее владение в Москве, у Спасской заставы близ Воронцовской улицы, в приходе церкви Сорока Севастийских мучеников; соседом его был князь Вадбольский. Строится, живёт с вышедшим в отставку в 1798 году племянником Иваном Меньшим и служителями.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий