Священник Павел Флоренский — русский Леонардо В» Образование и Православие

Краткая биография

Павел Флоренский окончил физико-математический факультет Московского университета (1904) и Московскую духовную академию (1908), был доцентом и профессором академии по кафедре истории философии, редактировал журнал «Богословский вестник» (1912-1917), был священником Сергиево-Посадской церкви Красного Креста. С 1918 года Флоренский — член Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры. В 1921-1924 годах — профессор ВХУТЕМАСа по кафедре «Анализа пространственности в художественном произведениях» на печатно-графическом факультете. С 1921 года — член Карболитной комиссии ВСНХ и научный сотрудник Государственного экспериментального электротехнического института (ГЭЭИ); редактор»Технической энциклопедии», где опубликовал ок.150 статей. Летом 1928 Флоренский был выслан в Нижний Новгород. Вернувшись из высылки, продолжал работать в ГЭЭИ. Был вновь арестован в ночь с 25 на 26 февраля 1933 года. В заключении работал в г. Сковородино на Мерзлотоведческой станции и в Соловецком лагере особого назначения в лаборатории, где исследовались возможности производства йода и агар-агара из водорослей. Расстрелян на Левашовой пустоши под Ленинградом. Свою жизненную задачу Флоренский понимал как проложение путей к будущему цельному мировоззрению, синтезирующему веру и разум, интуицию и дискурсию, богословие и философию, искусство и науку. Отвлеченные концепции были ему чужды, и он называл свои построения «конкретной метафизикой»: «Построение его (мировоззрения) — характера органического, а не логического, и отдельные формулировки не могут обособляться от конкретного материала» (Свящ. Павел Флоренский. Соч. Т.1. М., 1994, с.38). Редактировать

Философия языка

Язык Флоренский понимал онтологически. Между языком и реальностью существует субстанциальная, а не условно-субьективная связь. У бытия есть два связных модуса: один обращен вовнутрь, сосредоточен и укоренен в своей глубине, но бытие являет себя энергетически и вовне. Символ и есть бытие, которое больше самого себя. Имена и слова суть носители энергий бытия: они суть не что иное как само бытие в его открытости человеку, они есть символы бытия. Познание переживается Флоренским как брак бытия познающего с бытием познаваемым, как взаимодействие их энергий. Флоренский полагал глубинную связь имени собственного и его носителя: «Итак, именем выражается тип личности, онтологическая форма ее, которая определяет далее ее духовное и душевное строение» (Свящ. Павел Флоренский. Имена. М., 1993. С.70). Флоренский обосновал философские корни «имеславия», увидев в «имяборчестве» стремление к разрушению символов, аналогичное иконоборчеству, результат влияния позитивизма и номинализма. Имя Божие есть Бог, но Бог не есть имя Божие. Редактировать

Дополнительная литература

  • П. А. Флоренский: pro et contra. СПб., 1996.
  • Иеродиакон Андроник (Трубачев). Основные черты личности, жизнь и творчество священника Павла Флоренского // Журнал Московской патриархии. 1982. № 4.
  • Игумен Андроник (Трубачев). Священник П.Флоренский: Личность, жизнь, творчество. (Теодицея и антроподицея.). Томск, 1998.
  • Игумен Андроник (Трубачев), Флоренский П. В. Павел Александрович Флоренский // Литературная газета. 1988. № 48. 30 ноября.
  • Игумен Андроник (Трубачев), Указатель печатных трудов свящ. П.Флоренского // Богословские труды. Сб.23. М., 1982.
  • Хоружий С. С. Философский символизм Флоренского и его жизненные истоки // Историко-философский ежегодник’88. М., 1988.
  • Кравец С. Л. О красоте духовной. М., 1990.
  • Половинкин С. М. П. А. Флоренский: Логос против хаоса. М., 1989.
  • Хоружий С. С. Миросозерцание Флоренского. М., 1999.
  • Павел Флоренский и символисты. — М.: Яз. славян. культуры, 2004.
  • Православные священники — собиратели русского фольклора. — М.: Гос. респ. центр рус. фольклора, 2004.
  • Андроник; Трубачев А. С. Теодицея и антроподицея в творчестве священника Павла Флоренского. — Томск: Водолей, 1998.
  • П. А. Флоренский: арест и гибель. — Уфа: Градо-Уфим. Богород. церковь, 1997.

Сочинения

  • Соль земли, то есть сказание о жизни старца Гефсиманского скита иеромонаха аввы Исидора, собранное и по порядку изложенное недостойным сыном его духовным Павлом Флоренским. Сергиев Посад, 1909.
  • Сочинения: В 4 т. Т. 1, 2, 3 (1), 3 (2), 4. М., 1994-1999.
  • «Не восхищение непщева» (Филип. 2, 6-8) (К суждению о мистике). Сергиев Посад, 1915.
  • Из богословского наследия // Богословские труды. Сб. 17. М., 1977.
  • Около Хомякова. Сергиев Посад, 1916.
  • Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях. М., 1993.
  • Смысл идеализма // В память столетия Московской духовной академии. Сергиев Посад, 1916. Ч. 2.
  • Детям моим. Воспоминанья. М., 1992.
  • Первые шаги философии. Из лекций по истории философии. Сергиев Посад, 1917.
  • Мнимости в геометрии. М., 1922.
  • Иконостас // Богословские труды. 1972. Сб. 9.
  • Собрание сочинений: Статьи по искусству / Под ред. Н. А. Струве. Париж, 1985. Т. 1.
  • Автореферат // Вопросы философии. 1988. № 12.
  • Воспоминания. М., 1992.

Дистанционное воспитание детей

После закрытия Троице-Сергиевой Лавры отец Павел вынужден был заняться научно-исследовательской деятельностью, и вместе со старшим сыном жил в московской квартире. Работа поглощала его время и силы, и он не мог так, как раньше заниматься детьми, но после ареста ситуация поменялась кардинально. Теперь общение могло быть исключительно письменным.

Из лагерей им было написано  сто пять писем  по пять – десять страниц машинописного текста. Каждому из детей он посвящал один лист с двух сторон. Из этих писем можно создать педагогическое руководство для каждого возраста.

О.Павел Флоренский в лареге

Он писал обо всём – классика и античность, зоология и ботаника, минералогия и космос… Рассказывал о себе, своих предках и, тем самым, создавал целый мир, передавая любовь к роду. Письма отца Павла наполнены нежностью и нелицемерным участием – он интересовался делами, трудностями и успехами детей, вникая во всякую мелочь, давал практические советы, делился своими наблюдениями (например, за водорослями).

Однако главное – это формирование духовного и интеллектуального мира детей. Вряд ли могли не дойти до сердца ребёнка такие слова: «Детки мои милые, не дозволяйте себе мыслить небрежно. Мысль — Божий дар и требует ухода за собою. Быть отчётливым и отчётным в своей мысли — это залог духовной свободы и радости мысли».

«Мои милые, грех, который особенно тяжело было бы мне видеть в вас, это зависть. Не завидуйте, мои дорогие, никому. Не завидуйте, это измельчает дух и опошляет его. Если уж очень захочется что-то иметь, то добывайте и просите у Бога, чтобы было желаемое у вас. Но только не завидуйте. Мещанство душевное, мелочность, дерзкие сплетни, злоба, интриги — все это от зависти. Вы же не завидуйте, утешьте меня…»

Супруга отца Павла, Анна Михайловна,  была удивительным человеком, сумевшим сохранить дом в отсутствие мужа. Несмотря на то, что библиотеку её мужа вывезли после обыска, она сберегла не только письма, но и все его рукописи.

Средневековая и возрожденская культура

Флоренский развивал мысль о ритмически сменяющихся типах культур — средневековой и возрожденской. Признаками субьективного типа возрожденской культуры являются раздробленность, индивидуализм, логичность, статичность, пассивность, интеллектуализм, сенсуализм, иллюзионизм, аналитичность, отвлеченность, поверхностность. Ренессансная культура Европы, по убеждению Флоренского, закончила свое существование к началу 20 в., и с первых годов нового столетия можно наблюдать первые ростки культуры нового типа. Признаки обьективного типа средневековой культуры: целостность и органичность, соборность, диалектичность, динамика, активность, волевое начало, прагматизм (деяния), реализм, синтетичность, аритмология, конкретность, самособранность. Основным законом падшего мира Флоренский считал закон возрастания энтропии, понимаемый им как закон возрастания Хаоса во всех областях мира, предоставленных самим себе. Хаосу противостоит Божественный Логос. Средневековая культура, коренящаяся в религиозном культе, борется с человекобожнической возрожденской культурой, несущей в своих глубинах начало Хаоса. Вера определяет культ, а культ — миропонимание, из которого следует культура. Флоренский верил в возможность «райской цельности творчества» в любую эпоху и связывал ее с доступной человеку духовной гармонией, что живет в глубине личности. Философы Портрет работы Н.Я. Симонович-Ефимовой Автор: Редактировать

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий