С. С. Прокофьев (1891-1953) — биография и список основных произведений композитора

По возвращении на Родину

Весной 1936 года Прокофьев с семьей обосновался в Москве. В дальнейшем он выезжал за границу (в Европу и США) лишь дважды — в сезоне 1936/1937 и 1938/1939 годов. Творческая жизнь Прокофьева между 1936 и 1948 годами отличалась исключительной интенсивностью. В 1936 году он практически завершил работу над балетом «Ромео и Джульетта», который был заказан ему в 1934 году дирекцией театра им. Кирова в Ленинграде (премьера балета в этом театре состоялась в 1940 году; мировая премьера прошла в 1938 году в Брно, Чехословакия). Ромео и Джульетта Балет «Ромео и Джульетта». Вступление. Тема Джульетты Балет «Ромео и Джульетта». Тема Монтекки и Капулетти. Танец рыцарей. В том же 1936 году в Московском театре для детей была поставлена симфоническая сказка «Петя и волк». Год спустя Прокофьев представил Комитету по делам искусств свою Кантату к 20-летию Октября — грандиозную фреску для двух хоров и четырех оркестров на слова Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. По существу, это был опыт создания своего рода коммунистической литургии (по своему драматургическому плану Кантата Прокофьева в некоторых отношениях воспроизводит схему католической мессы); но осуществленное Прокофьевым музыкальное воплощение слов классиков марксизма-ленинизма было сочтено идеологически неприемлемым, и Кантата была положена «на полку» (ее первое исполнение, к тому же с купюрами, состоялось в Москве только в 1966). Значительной художественной удачей явилась вторая монументальная кантата Прокофьева «Александр Невский» (1939), созданная на основе музыки к одноименному фильму С. М. Эйзенштейна. На 60-летие Сталина Прокофьев откликнулся кантатой «Здравица», исполнение которой стало кульминационным пунктом юбилейных торжеств. Менее успешной оказалась судьба еще одного приношения Прокофьева на алтарь государственной идеологии — оперы «Семен Котко» по роману В. П. Катаева «Я сын трудового народа» на сюжет из истории Гражданской войны на Украине; поставленная в Москве в 1940 году, опера подверглась резкой критике и вскоре была снята с репертуара. В 1940 году были завершены соната №6 для фортепиано и комическая опера «Обручение в монастыре» по пьесе Р. Шеридана «Дуэнья», премьера которой состоялась в Ленинграде уже после войны, в 1946 году. Война и мир Летом 1941 года Прокофьев был эвакуирован на Северный Кавказ, где вскоре написал струнный квартет № 2 (на темы из кабардинского музыкального фольклора). В том же году он начал работать над оперой «Война и мир» по роману Л. Н. Толстого. Работа эта растянулась на 11 лет. В первоначальных редакциях оперы основное внимание уделялось бытовым, семейным мотивам романа, тогда как ее окончательная версия (премьера — Ленинград, 1955 год, в более полном виде — Москва, 1959 год) представляет собой грандиозную народно-патриотическую эпопею. Золушка В военные годы Прокофьевым было создано еще одно крупное сценическое произведение — балет «Золушка» (1945, Москва). Среди произведений военных и первых послевоенных лет — симфонии № 5 и 6 (1944, 1947), сонаты № 7, 8, 9 для фортепиано (1942, 1944, 1947), соната для флейты и фортепиано (1943; известна также в скрипичной редакции), соната для скрипки и фортепиано (1938-1946). Постановлением ЦК ВКП(б) об опере В. И. Мурадели «Великая дружба» от 10 февраля 1948 года музыка Прокофьева, наряду с произведениями других крупнейших советских композиторов, была объявлена «формалистической», «чуждой советскому народу». От этого удара Прокофьев не оправился до конца жизни. Почти все его произведения, написанные после 1948 года (опера «Повесть о настоящем человеке», поставлена в Москве в 1960 году, балет «Сказ о каменном цветке», 1950, поставлен в Москве в 1954 году, оратория «На страже мира», 1950, симфония №7, 1952 год) малоудачны, отмечены вымученными попытками «упростить» свой музыкальный язык. Среди немногих исключений — два произведения, написанных в расчете на исполнительский дар молодого М. Л. Ростроповича: соната для виолончели и фортепиано (1949) и симфония-концерт для виолончели с оркестром (1952). Прокофьев умер в один день со Сталиным. Его смерть почти не была замечена советскими средствами массовой информации. Неуклюжей попыткой советской власти сгладить вину перед композитором стало посмертное присуждение ему Ленинской премии (1957). С. С. Прокофьев. Видео Симфония №7. Часть 1 «Мимолетности» № 1 Автор: Редактировать

Творчество

Прокофьев вошёл в историю как новатор музыкального языка. Своеобразие его стиля наиболее заметно в области гармонии. При том, что Прокофьев остался приверженцем расширенной мажорно-минорной тональности и не разделил радикализма нововенской школы, «прокофьевский» стиль гармонии безошибочно опознаётся на слух. Спе­ци­фика гармонии Прокофьева складывалась уже в хо­де ран­них экс­пери­мен­тов: в «Сар­каз­мах» (1914, op. 17 № 5), например, он ис­поль­зо­вал дис­со­ни­рую­щий ак­корд в функ­ции то­ни­ки и пе­ре­мен­ный метр (по сло­вам самого автора, об­раз «зло­го сме­ха»), в окон­ча­нии фортепианной пье­сы «На­ва­ж­де­ние» (op. 4 № 4) — хро­ма­тический кла­стер (cis/d/dis/e), объ­е­ди­няю­щий зву­ки (звуковысоты) обыгрываемой «на­вяз­чи­вой» фра­зы. На протяжении всей жизни Прокофьев применял особую форму доминанты, позже получившую название «прокофьевской», в основном виде и в разновидностях[16].

Узнаваема и специфическая ритмика Прокофьева, особенно ярко проявляющаяся в его фортепианных сочинениях, таких как Токката op. 11, «Наваждение», Седьмая соната (с финалом, в основу разработки которого положено ритмическое остинато на 7/8) и др. Не менее узнаваема и «антиромантическая» особенность ритмики — знаменитая прокофьевская «моторность», характерная для фортепианных сочинений досоветского периода (Скерцо из Второго фортепианного концерта, Аллегро из Третьего фортепианного концерта, Токката и др.). Исполнение таких «моторных» сочинений требует от пианиста безупречной ритмической дисциплины, высокой концентрации внимания, технического мастерства.

Своеобразие стиля Прокофьева проявляется и в оркестровке. Для некоторых его сочинений характерны сверхмощные звучания, основанные на диссонирующих медных духовых и сложных полифонических узорах струнной группы. Это особенно чувствуется во 2-й (1924) и 3-й (1928) симфониях, а также в операх «Игрок», «Огненный ангел» и «Любовь к трём апельсинам».

Новаторство Прокофьева не всегда находило понимание у публики. С самого начала музыкальной карьеры и на всём её протяжении Прокофьева критики не скупились на негативные отзывы. В первые десятилетия XX века в этом преуспел Л. Л. Сабанеев[17]. Во время премьеры Скифской сюиты (Петербург, 1916) оше­лом­ляю­щая сти­хий­ная си­ла му­зы­ки по­верг­ла слу­ша­те­ля «в жуть и тре­пет» (В. Г. Ка­ра­ты­гин), часть слушаталей покинула зал, в том числе и тогдашний директор консерватории, композитор А. К. Глазунов.

Особенно не повезло мелодиям, которые критики Прокофьева находили «нестерпимо банальными», в то время как дело обстояло ровно наоборот. Так, в сочинениях Прокофьева практически невозможно найти типичные для романтиков секвенции, которые в «антиромантической» эстетике композитора олицетворяли банальность. Также (в отличие от ряда русских композиторов XIX — начала XX веков) в мелодике Прокофьев чрезвычайно редко пользовался подлинными народными прототипами и в случае, когда надо было представить мелодию в русской стилистике (как в кантате «Александр Невский» или музыке к фильму «Поручик Киже»), принципиально сочинял «русские мелодии» сам.

В «Ав­то­био­гра­фии» (в рас­ши­рен­ной вер­сии [окончена в 1939] до­ве­де­на до 1909, в крат­кой [окончена в 1941] — до 1936), днев­ни­ках, рас­ска­зах, опер­ных либ­рет­то про­яви­лись литературный дар Прокофьева, свой­ст­вен­ные его творческой на­ту­ре оп­ти­мизм, остро­умие, бле­стя­щее чув­ст­во юмо­ра[18].

Культ точ­но­сти, ко­то­рый Прокофьев ис­по­ве­до­вал с дет­ст­ва и до кон­ца жиз­ни, на­шёл вы­ра­же­ние в его ув­ле­че­нии шах­ма­та­ми. Прокофьев был довольно сильным шахматистом, большой интерес общественности вызвал его матч с Давидом Ойстрахом в Москве в 1937 году, выигранный Ойстрахом[19]. В 1914 году Прокофьев победил в сеансе будущего чемпиона мира Капабланку[20][21].

Зрелое творчество

В 1936 году Сергей Сергеевич переезжает в Москву, начинает преподавать в консерватории. В 1938 году завершает работу над балетом «Ромео и Джульетта». В годы Великой Отечественной войны создает балет «Золушка», оперу «Война и мир», музыку к кинолентам «Иван Грозный» и «Александр Невский».

В 1944 году композитор получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. В 1947 году – звание народного артиста РСФСР.

В 1948 году Прокофьев завершает работу над оперой «Повесть о настоящем человеке».

Студент консерватории

В 1904 году Сергей Прокофьев, уже имеющий в своем музыкальном багаже симфонию, несколько сонат, опер и фортепианные произведения, начинает обучение в Петербургской консерватории. Прокофьеву преподают известнейшие русские музыканты-педагоги: А.К. Лядов (класс композиции), А.Н. Есипова (фортепиано), Н.Н. Черепнина (дирижирование). Сергей Сергеевич закончил консерваторию по классу композиции в 1909 году, по классу фортепиано — в 1914 году, а до 1917 года постигал основы игры на органе. Прокофьев победил в конкурсе среди пианистов-выпускников консерватории, исполнив свой Первый концерт для фортепиано. Музыкант стал обладателем золотой медали и рояля «Шредер» (премии имени А.Г. Рубинштейна).

Консерваторский период является началом творческой биографии Прокофьева.

В эти годы Сергей Сергеевич знакомится с выдающимися русскими музыкантами: Сергеем Рахманиновым, Николаем Мясковским, Борисом Асафьевым. Знакомство же с Игорем Стравинским перерастает в многолетнее творческое соперничество.

В кружке «Вечера современной музыки» Сергей Прокофьев выступил впервые как пианист и композитор, получив высокую оценку музыкальных критиков, был назван ими крайним модернистом. За успешным дебютом последовали постоянные концерты в Петербурге, Москве и издание фортепианных произведений Прокофьева. Росла и укреплялась слава молодого исполнителя и композитора.

Критики не были однозначны в своих оценках музыки Прокофьева, называя его и кубистом, и футуристом. Одни восторгались произведениями Прокофьева, иные нещадно критиковали.

Летом 1914 года, в Лондоне, Сергей Прокофьев знакомится с легендарным балетным антрепренером Сергеем Дягилевым. Музыка к четырем балетам была написана для антрепризы «Русские балеты», а дружба и сотрудничество двух знаменитостей длились до самой кончины Дягилева в 1929 году.

image

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий