Предателем не был. Как складывалась военная биография генерала Павлова?

Вялый роман

К моменту знакомства с будущей женой Павлов уже встал на «физиологическую» стезю. Но пока он особых успехов не сделал. Сара тоже ещё училась. Правда, девушкой она была незаурядной. Одно время она принадлежала к кружку желябовцев, исповедовавших самые радикальные революционные идеи. Одновременно с этим её божеством был писатель Достоевский. Судьба подарила ей встречу с ним. Вот как она позже писала об этой встрече: «Все время твердила я: — Да, он зажёг сердца людей на служение правде и истине! Тут же я решила пойти к Достоевскому за со-тветом относительно моих верований, что и исполнила впоследствии. Должна сознаться, что подобного душевного подъёма я никогда потом не испытывала». Роман с Павловым развивался вяло. Иван был жрецом науки, а не любви. Сара, правда, отличалась отменным терпением. Молодые люди проводили время в разговорах. о чём они говорили? Как и многие представители нового поколения той эпохи, Сара и Иван говорили о служении народу, о пользе, которую они могут принести отечеству. Иван Петрович не спешил жениться ещё по одной причине: в то время он был катастрофически беден. Круг его научных интересов, связанных с проблемами физиологии, определился. Но до достижения научного успеха должно было пройти ещё время. В те времена люди из научной и университетской среды обзаводиться семьями не спешили. И виной тому были не всегда бедность или желание сначала сделать академическую карьеру. В молодёжной среде царили братские отношения между юношами и девушками. Образованная молодёжь ценила дружбу и единство мыслей. Кроме того, в конце XIX века некоторые представители нового поколения вступали в фиктивные браки — так девушки освобождались от гнёта патриархальных отцов. В то время паспорт женщины, дававший ей свободу передвижения и принятия решений, переходил от отца к мужу. Например, великий математик Софья Ковалевская вступила в фиктивный брак, чтобы уехать учиться за границу… Сара тем временем стала учительницей математики и уехала работать в деревню: её мечта служить народу сбылась. Вот тут-то Иван Петрович и понял, как глубоко он любит и ценит Сару. И полетели в деревню письма — нежные, трепетные, страстные. У Павлова не было даже сил заниматься наукой: все его мысли и силы занимала любовь. Он без конца ездил к Карчевской, несмотря на то, что у него иногда не было денег на обратную дорогу, и девушке приходилось покупать жениху билет на свои сбережения. От тоски Иван Петрович стал даже выпускать рукописную юмористическую газету «Попался!», в которой рассказывал о своём чувстве. Павлову пришлось также преодолеть сопротивление родителей, которые не хотели, чтобы он вступал в брак в Карчевской из-за её бедности: они присмотрели сыну богатую невесту…

«Иван Петрович занят — он умирает»

К чести советской власти, она сделала то, что обещали знаменитому физиологу в Швеции: под Ленинградом был открыт Физиологический институт, директором которого до конца своих дней оставался Иван Петрович Павлов.

Кстати, с его кончиной связывают такую легенду. Говорят, что в последние часы жизни он велел собрать вокруг себя коллег-медиков. И, слабея, диктовал им собственные ощущения, чтобы те могли законспектировать, что происходит с организмом при приближении смерти. Посторонних к учёному уже не допускали, и когда в дом заглянул очередной посетитель, ему вежливо сказали: «Академик не сможет вас принять. Иван Петрович занят — он умирает».

Возможно, это байка, а, возможно, и нет. Павлов был великим исследователем, и в том, что он был готов служить науке до последнего издыхания, нет ничего удивительного.

Прототип профессора Преображенского

Когда случилась Октябрьская революция, академику Павлову было почти 70. Своего негативного отношения к перевороту он не скрывал, но все его высказывания, в которых он сравнивал советскую власть со средневековой инквизицией и даже с фашизмом (это было уже в 1930-е годы) удивительным образом ему прощались. Большевики боялись трогать всемирно известного учёного и, несмотря на всю его оппозиционность, создавали ему хорошие условия для работы. Известен случай, когда Павлов после очередного гневного письма в Совнарком сумел выбить спецпайки для учёных Петрограда, отказавшись при этом от личных привилегий, предложенных ему Лениным.imageРефлекс свободы. Академик Павлов и советская власть едва терпели друг друга

Чтобы понять отношение Ивана Петровича к советской власти, достаточно ознакомиться с отрывком из его письма министру здравоохранения РСФСР Каминскому в октябре 1934 года: «К сожалению, я чувствую себя по отношению к Вашей революции почти прямо противоположно Вам. Меня она очень тревожит… Многолетний террор и безудержное своеволие власти превращает нашу азиатскую натуру в позорно рабскую. А много ли можно сделать хорошего с рабами? Пирамиды? Да; но не общее истинное человеческое счастье. Недоедание и повторяющееся голодание в массе населения с их непременными спутниками — повсеместными эпидемиями — подрывают силы народа».

Есть версия, что академик Павлов является прототипом профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца». При этом учёный отказывался уезжать за рубеж, хотя предложений хватало. В годы гражданской войны, когда было особенно тяжело, его позвали в Швецию, пообещав отличные условия для жизни и научных исследований. Более того, в окрестностях Стокгольма планировалось построить институт, работающий исключительно по его проектам. Но Павлов ответил отказом. «Я был, есть и останусь русским человеком, сыном Родины, её жизнью прежде всего интересуюсь, её интересами живу, её достоинством укрепляю своё достоинство», — писал он.image Статья по темеНа приёме у врача. Спасли бы сегодня Эдгара Алана По и Ивана Павлова?

Геноцид

image

Путешествия

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий