Как чудил князь Феликс Юсупов: убийца Распутина надевал женское платье и ходил на свидания с мужчинами

План Феликса Юсупова

По императорскому указу княжеский титул и фамилию Юсупов мог наследовать лишь старший в роде. К фамилии прилагалось богатейшее в Российской империи состояние: обширные земельные угодья, многочисленные дачи в Крыму и Сочи, дворцы в Петербурге и Москве, усадебные комплексы с великолепными коллекциями живописи и скульптуры. Феликс Феликсович, которому едва исполнился 21 год, задумался о смысле жизни и дороге, которую ему предстояло предпочесть. Судьба расстилала перед юношей широчайший веер карьерных возможностей, однако намерения юного графа поразили всех своей неординарностью.

“Хотел я превратить Архангельское в художественный центр, выстроив в окрестностях усадьбы жилища в едином стиле для художников, музыкантов, артистов, писателей. Была б у них там своя академия искусств, консерватория, театр. Сам дворец я превратил бы в музей, отведя несколько залов для выставок. Украсил бы парк, преградил бы реку плотиной, чтобы залить окрестные поля и устроить большое озеро, и продлил бы террасы до самой воды.

image Потомок Юсуповых-Сумароковых-Эльстонов выступил в “Геликон-опере”

Думал я не только об Архангельском. В Москве и Петербурге мы имели дома, в которых не жили. Я мог бы сделать из них больницы, клиники, приюты для стариков. А в петербургском на Мойке и московском Ивана Грозного – создал бы музей с лучшими вещами из наших коллекций. В крымском и кавказском именьях открыл бы санатории. Одну-две комнаты от всех домов и усадеб оставил бы самому себе. Земли пошли бы крестьянам, заводы и фабрики стали бы акционерными компаниями. Продажа вещей и драгоценностей, не имеющих большого художественного и исторического интереса, плюс банковские счета составили бы капитал, на который осуществил бы я все задуманное”.

Безусловно, бизнес-план юноши отдавал маниловщиной. Но до сей поры ни один из носителей громких фамилий Российской империи не пытался так служить престолу и отечеству. Мать Феликса, княгиня Зинаида Николаевна Юсупова, была в шоке. Императрица Александра Федоровна расценила планы графа как потрясение основ и назвала его “законченным революционером”.

Художественное творчество[править]

В апреле 2010 года в Париже были выставлены на продажу несколько акварелей Юсупова, выполненных им в 1929 году на Корсике. Профессиональные живописцы были поражены высокой техникой, которую можно было приобрести лишь в результате многолетних занятий. Но Юсупов никогда до того не занимался рисованием:

До сих пор рисовала Ирина: она изображала всякие фантастические образы — лица с огромными глазами и странными взорами, казалось, каких-то нездешних существ. Под впечатлением Ирининых рисунков затеял я свои. Отдался рисованию с жаром. Приковало к столу точно колдовской силой. Но получались у меня не ангельские создания, а кошмарные видения… Словно злая сила, поселившаяся во мне, владела моей рукой.

На рисунках Юсупов как одержимый изобразил чертей, химер, оборотней и прочих чудовищ, которые в Средневековье мучили воображение художников. Он нарисовал всего пятнадцать работ, названных «Желание», «Зависть», «Безразличие», «Удивление», «Сомнение» и т. д.

План графа Бобринского

Раньше других перспективную дорогу увидел князь Владимир Петрович Мещерский (1839-1914), видный теоретик российского монархизма. В апреле 1864 года молодой 25-летний чиновник особых поручений князь Мещерский посетил богатейшее имение Смела Черкасского уезда Киевской губернии, принадлежащее графу Алексею Алексеевичу Бобринскому (1800-1868), внуку Екатерины II и Григория Орлова. Прежде чем переселиться в Смелу и стать знаменитым сахарозаводчиком, граф успел послужить в лейб-гвардии Гусарском полку, штабс-ротмистром вышел в отставку и со временем достиг высокого придворного чина шталмейстера (III класс Табели о рангах, соответствовал генерал-лейтенанту или тайному советнику). Шталмейстер носил мундир военного покроя и заведовал придворными конюшнями.

image

Князь Мещерский с восторгом описал то, что увидел у Бобринского, наследнику престола цесаревичу Николаю Александровичу (1843-1865) и сделал три вывода. Во-первых, Смела и ее обитатели “благоденствуют среди повсеместной бедности”. Во-вторых, соседи-помещики начинают мало-помалу подражать “смелянскому образу ведения хозяйства: заводятся кое-где усовершенствованные плуги, паровые молотильни, паровые мельницы и т.п.”. В-третьих, “заведение графа Бобринского служит против его воли рассадником для всей России агрономов, механиков и т.п.”1.

Бобринский был уникален. Его благотворное влияние на косную окружающую среду не выходило за границы уезда, максимум – губернии. Хотя литература и почиталась в России учительницей жизни, другие состоятельные землевладельцы так и не последовали примеру ни реального графа Бобринского, ни вымышленного графа Вронского.

При этом необходимость перемен отчетливо понимали сановники и чиновники, имевшие прямой доступ к августейшим особам. И даже пытавшиеся донести свое понимание до верховной власти.

image

Стёртые границы

Примечательно то, что и Феликс, и Дмитрий были бисексуалами.

В 1914 году Юсупов женился на Ирине Романовой (племяннице Николая 2). Родители и бабушка девушки в какой-то момент хотели расторгнуть помолвку из-за гомосексуальных слухов, которые ходили о молодом Юсупове.

Этот брак немного “отбелил” репутацию Феликса. Но внутри себя князь нисколько не изменился. Хотя в 1914 году у пары родилась дочь Ирина. После революции семья уехала в эмиграцию и обосновалась в Париже.

image

У Дмитрия же были отношения с дочкой Николая 2 и Александры Федоровны Ольгой. Девушка с юных лет была влюблена в молодого князя.

На 6 июня 1912 года была назначена их помолвка. Ей было 17, ему 21. Но ей не суждено было состояться. Императрица настояла на разрыве их отношений из-за нескрываемой симпатии Дмитрия к Феликсу. А также из-за неосторожных нелестных фраз, которые он говорил про Распутина.

Ольга настолько сильно была влюблена в молодого князя, что позже даже отвергла сватовство румынского короля.

Дмитрий Павлович и Ольга Николаевна

image

После революции Дмитрий эмигрировал в Лондон. Чуть позже в Париже он познакомился с неповторимой Коко Шанель. Их роман длился всего год. Но именно Дмитрий познакомил Коко с Эрнестом Бо (знаменитым создателем Chanel №5).

А вот аромат Cuir de Russie посвящен роману Коко Шанель и Дмитрия.

В 1926 году Дмитрий женился на американке Одри Эмери. Но жили супруги в Европе. В 1928 году у них родился сын Павел.

Вскоре пара рассталась. И Дмитрий обосновался в своем нормандском замке Бомениль.

Семья[править]

Мать Юсупова, Зинаида Николаевна Юсупова-Эльстон (сделавшая, по оценке историка А. Н. Боханова, для ослабления Российской Империи больше, чем известный радикал Ульянов-Ленин[14]), гордилась тем, что воспитала убийцу. Она первой «оправдала» убийцу Распутина:

Ты убил чудовище, терзавшее твою страну. Ты прав. Я горжусь тобой[15]

У Юсупова и Ирины Александровны родилась в 1915 году дочь, княжна Ирина (умерла в 1983 года во Франции), вышедшая замуж за графа Николая Дмитриевича Шереметьева (1904—1979). Крестными родителями Ирины Феликсовны были Николай II и его мать Мария Фёдоровна.

В эмиграции Юсупов с женой усыновили молодого мексиканца Виктора Мануэля Контрераса, будущего скульптора.[16]

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий