Иван Федорович Крузенштерн краткая биография

Крузенштерн Иван

image

Беллинсгаузен и Ко: о роли немцев в российском флоте

image

Эверт фон Крузенштерн собрал и систематизировал эти документы и материалы и написал “биографию человека, а не только моряка”, как говорится в аннотации к книге. И перед нами предстает вовсе не тот “парадный” образ обласканного властью мореплавателя, к которому мы привыкли.

Адам Иоганн фон Крузенштерн (Adam Johann von Krusenstern), ставший еще в юности Иваном Федоровичем, происходил из остзейских дворян. Родился он в отцовском поместье на территории сегодняшней Эстонии. В пятнадцать лет поступил в Морской кадетский корпус, который тогда находился в Кронштадте. Был выпущен досрочно в звании гардемарина на русско-шведскую войну. И так отличился в первых же боях, что сразу стал лейтенантом и получил почетное поручение сопровождать попавшего в плен вражеского адмирала и захваченный адмиральский штандарт.

Иван и родство

Здесь многое нуждается в корректировке. Так, самое известное судно, названное в его честь, – не пароход, а четырёхмачтовый барк, крупнейший парусник современности. Имя тоже не вполне соответствует исторической правде. Изначально оно было другим – Адам Иоганн. Но подверглось суровой русификации. Причём по воле своего же носителя. 14-летний кадет Морского шляхетского корпуса Крузенштерн очень хотел быть настоящим русским. И потому настаивал, чтобы все окружающие звали его Иваном. Но на этом не остановился. Крепко сдружившись с кадетом Юрой Лисянским, новоиспечённый Иван взял себе точно такое же отчество, как у него, – Фёдорович. Самое интересное, что в этом не было какой-то особой «измены» древнему австро-немецкому роду Крузенштернов. Они были связаны с Россией крепче, чем кажется, и связи эти крепли от поколения к поколению. Прапрадед нашего героя, Филипп Круизиус, дважды был главой посольства в Московию – один раз от немцев, другой – от шведов, когда посольство задержали в Москве аж на три года. Дед Ивана, Эверт Филипп, провёл в России чуть больше времени – угодив под Нарвой в плен, он очутился в Сибири, прожил в Тобольске 20 лет и, вернувшись в родовое имение близ Таллина, обнаружил, что эта земля тоже стала Россией. И судьбой всего его рода.

image
Иван Крузенштерн. Фото: Public Domain

Иными словами, Иван Фёдорович Крузенштерн считал своей родиной Россию. Забавно, что самым лест­ным комплиментом он полагал статью в одной из гамбургских газет, посвящённую кругосветному путешествию, что готовилось под его началом. Там с неудовольствием отмечалось: «Сие предприятие важно не только для коммерции, но и для чести Русскаго народа. По настоянию начальника экспедиции, на сих кораблях будут только Русские».

По нынешним толерантным временам требование опасное. Но Крузенштерн отлично понимал, что на кону стоит слишком многое. Он готовил первую отечественную кругосветку. Это было главным делом всей его жизни. Но одновременно и вопросом государственного престижа. Кругосветное путешествие для тех времён – примерно то же самое, что обладание ядерным оружием или собст­венной космической программой в наши дни. Попадание в этакий элитарный клуб великих держав. Вот как об этом писал «Вестник Европы»: «Морские силы России ныне почитаются страшными более по числу кораблей, нежели по искусству своих офицеров. Сие путешествие около земнаго шара будет первым опытом высокой науки мореплавания, которую вообще не хотят признавать в Русских».

Так что Крузенштерн сумел продавить разрешение набирать личный состав экспедиции самостоятельно. А потому командиром второго корабля русской кругосветки стал его давний друг Юрий Лисянский, человек «беспристрастный, послушный, усердный к общей пользе». Остальных набирали из добровольцев, на конкурсной основе. И тут стало ясно, что величие державы – не пустой звук даже для рядовых матросов. «Если бы принять всех охотников, явившихся с просьбами, то мог бы я укомплектовать многие и большие корабли нашего флота отборнейшими матросами».

image Штормы и скандалы на борту. Как проходила первая российская кругосветка

Период военной службы

Из-за того что началась русско-шведская война, обучение было решено закончить раньше срока. В 1788 году Ивана Федоровича Крузенштерна отправили служить на судно “Мстислав”. Но чин мичмана, который был положен всем выпускникам корпуса, он так и не получил.

Первое сражение произошло в Финском заливе в 1788 году. Встреча русской и шведской эскадры произошло в нескольких десятках километров от острова Гогланд. Эскадры, выстроившись друг напротив друга, просто расстреливали вражеские корабли. Маневрировать было практически невозможно в связи с отсутствием ветра. После нескольких часов ведения огня шведская эскадра была повержена.

Потери составили около 300 человек. При этом раненых было в два раза больше. Пострадал сильнее всего корабль, на котором проходил службу Крузенштерн — “Мстислав”. Из строя практически вышла система управления, корпус очень сильно повредили вражеские ядра. На воде корабль держался только чудом. Однако это не помешало ему дождаться конца сражения и даже отправиться в погоню за отступающей шведской эскадрой.

Укрылись вражеские корабли в Свеаборге. Русский флот начал держать осаду, в которой принял участие и будущий адмирал. Т. к. практически все офицеры были убиты или ранены, Ивана Федоровича повысили до помощника капитана, что уже является немалым достижением.

image

Через год великий мореплаватель участвовал в Эландском сражении. Также он принимал участие в боях в Выборгской бухте, при Красной Горке и Ревеле. За проявленную доблесть его повысили, и уже в 19 лет он стал лейтенантом.

Путь в Японию

Корабли вышли в море 7 августа 1803 года. Экспедиция миновала ряд европейских портов и 26 ноября пересекла экватор. Впервые в истории российские корабли оказались в Южном полушарии. Суда достигли Бразилии и сделали там остановку. Затем решено было плыть на юг.

image

Перед этим Лисянский и Крузенштерн пришли к соглашению, что если из-за непогоды их корабли будут разделены, то они должны встретиться у острова Нукагива. Так и произошло. Из-за ненастья их корабли разделились и сошлись вместе только у полинезийских берегов.

Высадив Толстого в Петропавловске и разрешив конфликт с Резановым, экипаж пополнил запасы, а затем взял курс на Японию. Местные холодно встретили русских моряков. Государство придерживалось жёсткой изоляционистской политики и вело дела исключительно с голландскими купцами.

26 сентября 1804 года «Надежда» достигла Нагасаки. Японцы запретили русским пересекать территорию города. Для высадки им был выделен лишь небольшой участок берега. Резанову предоставили довольно благоустроенный дом, но запретили его покидать. Лишь после продолжительного времени к нему прибыл японский чиновник.

image

К сожалению, переговоры ни к чему не привели. Дары Александра I японский император отверг. Какие-либо предложения об экономических договорах он тоже не принял.

Столь холодное отношение вывело российского посланника из себя, он нагрубил японской делегации в конце переговоров.

К счастью, теперь Крузенштерн не боялся помешать переговорам, ведь они и так сорвались. После этого он мог спокойно исследовать западные берега Японии.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий