Василий Поярков: почему об этом первопроходце не любят говорить историки

Амур – «хлебная» река

Все началось со слухов: эвенкийский шаман по имени Томкони поведал русским казакам о том, что далеко на юге есть большая река, берега которой населяют зажиточные народы, знакомые с обработкой металла и сельским хозяйством. Утверждалось, что у них много серебра и иных драгоценностей. Быт первых русских жителей Сибири был довольно скуден: большей частью они промышляли пушниной, а суровость регионального климата не позволяла им сеять хлеб. Поставки же провианта из центральных областей страны были нерегулярны, поэтому еда была дорогой и ее не хватало. Соответственно, идея о покорении новых земель вдоль почти фантастической, «хлебной» реки стала особо привлекательной.

Русские власти Якутска, бывшего в XVII столетии главным форпостом царства в сибирской глуши, отнеслись к новой экспедиции со всей возможной серьезностью. Был проработан ряд маршрутов для исследования новых земель. Ключевая роль приходилась на исследования вдоль реки Зеи, которая, как предполагали, могла вывести путешественников в новые земли, где колосится рожь.

Для этой цели был собран вполне представительный для того времени отряд: 133 бойца (в документах того времени их чаще называют «служивыми» или «охочими» людьми, вероятно, что основной их массив составляли казаки). Честь возглавить экспедицию выпала «письменному голове» Василию Пояркову. Великолепно оснащенная вооруженная группа двинулась в путь 25 июля 1643 года. Как выяснится позже, далеко не все их них вернутся к своим семьям…

История

Фото: Иллюстрация: «Сбор ясака казаками»/ Неизвестный художник XIX век | 2021-03-06 17:00:28 image

Среди первопроходцев немало тех, кого непреодолимо томила жажда дальних странствий, эти люди всеми фибрами души тянулись к неизведанным землям и всему новому, неизвестному, непознанному. Однако, порой на стезю исследований далеких краев вставали люди, которые были чужды благородству. История знает немало имен первопроходцев, которые очертили свой путь по новым землям кровью туземных жителей.

Разумеется, это в первую очередь справедливо по отношению к испанским авантюристам, исследовавшим древние земли Южной Америки, однако порой и в русской истории проскакивают такие отчаянно жестокие люди, искавшие наживы в неизвестных краях. Одним из таких первопроходцев был Василий Данилович Поярков.

Экспедиция Василия Пояркова

О ранних годах Пояркова известно немногое: он родился под Тверью, в городке Кашине в захудалой дворянской семье. Но, видимо, еще в юношестве связал свою жизнь с покорением Сибири. Для своего окружения он был человеком титулованным и обличенным немалой властью. Очевидно, что на занимаемую должность «письменного головы» его назначили из Москвы. И назначение именно его непосредственным руководителем исследовательской группы еще раз подчеркивает важность поставленной цели.

Учитывая, что дремучие сибирские леса не были испещрены жилами дорог, в качестве основных транспортных маршрутов были выбраны реки. Первоначально двигались по порожистой реке Гонам, разбив там две из шести лодок и потеряв часть запасов пороха. Потом Поярков решил поделить экспедицию на две части: 40 человек остались зимовать у этой реки, остальные двинулись пешком на юг, подгоняемые крепнущими морозами. В скором времени казаки свели знакомство с местными жителями, о которых и рассказывал эвенкийский шаман, – даурами. Они рассказали, что запасов серебра и меди у них нет, а сами они получают эти материалы в обмен на пушнину от могучего южного соседа – Манчжурии. Недолгое время Пояркову сопутствовал успех: он договорился с правителями дауров об их лояльности к русским властям в обмен на вооруженную поддержку в разногласиях с собирающими с них дань китайскими властями.

Однако, зима накатывалась на казачий отряд с немилосердной силой. И тогда случилось непоправимое: люди начали голодать и, боясь помереть напрасной смертью, попросили еды у дауров. Те согласились, но тут взошла злая звезда Пояркова: он решил отобрать у местных больше, чем те планировали отдать по доброй воле. Миролюбивые до этого аборигены в отместку напали на казаков.

Экспедиция Пояркова

Начало пути

По приказу якутского воеводы стольникаП. П. Головина Поярков предпринял экспедицию в страну дауров, о которых впервые узнали благодаря экспедиции его предшественника — письменного головыЕналея Бахтеярова в 1640 году. В состав отряда Пояркова входило 133 человека, оснащенных пищалями, пушкой со 100 ядрами к ней. Поярков вышел из Якутска 15 июля 1643 и за 2 дня на 6 дощаниках[1] спустился по реке Лене до устья Алдана. Затем приходилось плыть против течения, что существенно замедлило продвижение экспедиции. Путь от Алдана до устья реки Учур занял месяц. Движение по Учуру продолжалось десять дней, после чего суда Пояркова свернули на реку Гонам[2]. Судоходство по Гонаму возможно лишь на 200 километров от устья, дальше начинаются пороги. Людям Пояркова приходилось перетаскивать суда на себе, волоком. И это приходилось делать более 40 раз. Путь по реке Гонам занял 5 недель.

Открытие Даурии

С наступлением холодов осенью 1643 года Поярков решил оставить часть людей зимовать возле судов на берегах реки Гонам, а сам налегке с отрядом в 90 человек пошел зимником на нартах через Сутам и Нуям. За 2 недели он миновал Становой хребет и впервые проник в бассейн р. Амур, открыв сначала Мульмугу, а затем, через 2 недели, вышел к реке Зея (Даурская страна). 13 декабря 1643 года в 80 км от реки Амур казаки Пояркова имели стычку с даурами «князька» Доптыула. Они разбили лагерь (острог) и сразу же потребовали от местных земледельческих дауров, чтобы отныне они платили дань русскому царю. А чтобы подкрепить свои слова действием, захватил аманатами (заложниками) несколько знатных людей. В начале января 1644 г. зимовье Пояркова на Умлекане было осаждено даурами. Страх перед неведомыми пришельцами прошёл, а их малочисленность придавала уверенности осаждавшим. Однако несколько предпринятых ими попыток штурма успеха не принесли: видимо, сказалось превосходство казаков в тактическом мастерстве и вооружении. Тогда дауры взяли поярковцев в кольцо блокады. Казаки стали примешивать к муке кору деревьев, питались кореньями и падалью, часто болели. Начался мор. Тогда окрестные дауры, которые все это время скрывались в лесах, осмелели и организовали несколько нападений на острог. Но Поярков был умелым военачальником. Напавших дауров перебили, их трупы лежали на снегу перед острогом. Голод крепчал, тогда казаки стали поедать эти трупы, что легло позорным пятном на землепроходцев и вызвало отвращение у местных жителей[3]. «Те служилые люди, не хотя напрасною смертью помереть, съели многих мёртвых иноземцев и служилых людей»[4].

Но наконец весной 1644 года кольцо осады распалось. Поярков получил возможность продолжить поход. Одну группу он послал назад на Гонам, чтобы поторопить зимовавших казаков, а другую — 40 казаков под началом Петрова — дальше к Амуру на разведку. Столкнувшись с сопротивлением дауров, отряд Петрова отступил обратно к стану Пояркова. 24 мая 1644 года пришли зимовщики с Гонама. Отряд Пояркова достиг 70 человек. Они изготовили новые суда и продолжили сплав по рекам со скоростью 40 км/день.

Сплав по Амуру

По Зее к июню 1644 года казаки Пояркова спустились к реке Амур (которую ошибочно принял за Шилку). Местное население весьма враждебно относилось к землепроходцам, не подпуская их к берегу. Поярков спустился по Амуру до его устья, где совершил повторную зимовку. На среднем Амуре Поярков встретил земледельческий народ дючеров, ополчение которых в устье Сунгари истребило разведывательный отряд землепроходцев (погибло 20 казаков). После дючеров начинались земли рыболовного народа гольдов, с которыми не было военных столкновений. Осенью 1644 года Поярков вышел к устью Амура, где жили рыболовы-гиляки. Здесь казаки Пояркова впервые вздохнули спокойно. От них он узнал о населенном волосатыми людьми Сахалине. Гиляцкие «князья» присягнули на подданство России и добровольно дали первый ясак — 12 сороков соболей и шесть собольих шуб. В конце зимы казакам опять пришлось терпеть голод. Вновь стали поедать коренья, кору, питаться падалью. Перед отправлением в поход Поярков совершил набег на гиляков, захватил аманатов и собрал дань соболями. В схватке Поярков потерял половину от своего оставшегося отряда. В конце мая 1645 года, когда устье Амура освободилось ото льда, Поярков со своими казаками вышел в Амурский лиман.

Возвращение

Поярков совершил исторически вполне доказанное 12-недельное (3-месячное) плавание вдоль юго-западных берегов Охотского моря от устья Амура до устья Ульи, где отряд Пояркова попал в шторм и зазимовал осенью 1645 года. Здесь уже в 1639 году ступала нога «русского человека» Ивана Москвитина, а местные народы платили дань московскому «белому царю». Затем через реку Мая казаки Пояркова начали своё возвращение домой. В Якутск в 1646 году вернулось, по разным данным, 20[5], 33[6] или 52 казака[7] из экспедиции Пояркова. Прямые цели похода не были достигнуты, однако российские власти получили ценные сведения о пройденных территориях.

Литература

  • Каманин Л. Г. Первые исследователи Дальнего Востока. — М.: Госкультпросветиздат, 1951. — 152 с.: ил.
  • Никитин Н. И. Сибирская эпопея XVII века. Начало освоения Сибири русскими людьми. — М.: Наука, 1987. — 176 с. — (Страницы истории нашей Родины). — 50 000 экз.
  • Полевой Б. П. Новое об амурском походе В. Д. Пояркова (1643—1646 гг.) // Вопросы истории Сибири. Досоветский период (Бахрушинские чтения, 1969). Новосибирск, 1973. С. 112—126.
  • Поярков Б. В. Поярковы. Пять поколений исследователей на просторах Евразии. — М.: Наука, 2006. — 310 с. — ISBN 5-02-035332-9.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий