Виктор Пелевин: «Главный писатель России — полковничья должность, а я лейтенант запаса»

Условности

Мы не предлагаем карты местности по пелевинской прозе, но в качестве наглядного пособия помогут наши схемы, в которых творчество писателя оценивается по важнейшим параметрам. Как же измерить прозу Пелевина?

Ключевыми параметрами стали:

Вечность

Насколько интересно будет читать это произведение через 5, 10, 15 лет? Универсальны ли проблемы, которые поднимает автор, или изменчивая реальность унесет их с собой в небытие? Будет ли интересно нашим потомкам изучать историю литературы по Пелевину?

Злободневность

Может показаться, что этот параметр должен находиться на одной шкале с «вечностью», но с противоположным знаком, однако это не совсем верно. Ничто не мешает тексту одновременно быть и вечным, и злободневным. Например, вечным по замыслу, но острым в мелочах, побочных линиях, шуточках и деталях. Виктора Олеговича часто упрекают в том, что он стремится бежать впереди паровоза современности и оснащает текст десятками мемов и шуточек, которые уже через месяц потеряют актуальность. Зато представляете, как будут мучиться с этими каламбурами и отсылками читатели через сотню лет?

Метафизичность

С этим параметром проще всего: насколько глубоко закапывается автор в дебри метафизики и насколько широко должна простираться эрудиция читателя, чтобы разобраться в деталях. Чаще всего Пелевин сам не ленится рассказать или переиначить эзотерический и метафизический корпус, но некоторые «пасхалки» требуют внимания и тщательной расшифровки.

Графобесие

Нет, это не бешенство главного героя из романа «t», как вы могли подумать, а химера слова, сложенная из популярной части названий грехов («гортанобесие», «чревобесие» и рядом ходящее «мракобесие», которое грехом почему-то как раз не считается) и «grapho» — греч. «писать, пишу». В этот важный аспект попадает изобилие или, напротив, малое количество длинных отступлений автора, как правило, метафизических или описательных, которые немногое дают для развития сюжета, но хорошо иллюстрируют идеи автора или статьи из «Википедии», которые ну очень уж нужно поместить в тело произведения.

Упоротость

Какой же Пелевин без грибочков, марок и других веществ? Этот параметр считает не только общее количество психотропов и их аналогов в произведении и важность их воздействия на героев, но и степень изменения сознания у читателя, которая требуется для понимания написанного. Кстати, просветление — это тоже своего рода изменение сознания.

Разумеется, все числовые значения, приведенные в схемах, усреднены, оскуднены, субъективны и могут быть оспорены. Тем более, что уловить разницу между 7 и 8 по 10-балльной шкале достаточно трудно. Без упрощений наглядности не получится. Итак, мы разбили творчество автора на четыре периода.

Виктор Пелевин сейчас

В 2017 году из-под пера писателя вышел 15-й роман «iPhuck 10», главным героем которого стал цифровой алгоритм с именем Порфирий Петрович. Компьютерная программа занимается расследованием преступлений, а на досуге пишет книги. За это произведение Виктору Пелевину вручили литературную премию Андрея Белого. А по мнению издания «Форбс», роман попал в рейтинг самых продаваемых книг года наряду с произведениями Татьяны Устиновой, Дины Рубиной, Пола Хокинса, Джоджо Мойеса и других писателей.

imageВиктор Пелевин, «iPhuck 10»

Сейчас к выходу на экраны готовится кинолента «Ампир V», основанная на сюжете произведения Пелевина «Empire V». В фильме Виктора Гинзбурга, уже работавшего с прозой Пелевина ранее, главного героя сыграет Павел Табаков. Еще работая над фильмом «Generation П» в 2011 году, режиссер задумал проект «Ампир V». Тем более, что первый фильм оказался успешным по кассовым сборам и был тепло принят кинокритиками.

Вторая кинокартина по прозе Пелевина уже вышла на завершающую стадию подготовки, ее премьера состоится в 2018 году. В главных ролях также появятся Константин Богомолов, Юрий Стоянов, Наталья Андрейченко. Образ главного злодея на экране воплотит рэпер Оксимирон.

Фабричный период2013–2016

В начале 2010-х Пелевин матереет, садится на толстый контракт и может позволить себе расслабиться. Не нужно больше беспокоиться о книгах и критиках, за него все сделают специально обученные асы пиара, которых он потом прополощет в романах за их же деньги. Всего-то и нужно выдавать по одной книге в год, как на фабрике.

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

Тексты в итоге выходят тоже фабричные, вторичные и вызывающие крики, что Пелевин уже не торт. Продаются они все равно неплохо, потому что по старой памяти Виктор Олегович превратился в живой мем во плоти, которого, впрочем, простые читатели увидеть не могут.

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

Автор экспериментирует с жанрами, скатываясь куда-то в совершенное фэнтези или выныривая в густую эзотерическую смесь. Но в целом ни масоны, ни беспроигрышные жидорептилоиды и другие примочки из диких желтых газет не спасают общего положения дел. Повезло Виктору Олеговичу, что успел наработать славу и за несколько лет до этого прочтение его свежих текстов вошло в обязательную программу каждого псевдо- и даже настоящего интеллектуала. Ведь так всегда можно поддержать светскую беседу: поговорить о погоде, настроении и последнем романе Пелевина.

Не будем называть этот период «коричневым», а проявим уважение и скажем, что он просто «серый». Неизвестно еще, какой цвет больше удручает.

Период экспериментов2004–2012

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

Не стоит сбрасывать со счетов второй условный период творчества Пелевина — «пестрый», когда он находился в творческом поиске и постоянно пробовал писать на разные темы, в разных жанрах и стилях. Наверняка у каждого последователя Пелевина есть пара любимых романов именно из этих восьми лет.

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

Кто-то ценит геополитику из повестей и романа «S.N.U.F.F.», кому-то по душе произведения про мифических существ («Священная книга оборотня», «Empire V»), а кто-то восхищен сломом пятой стены в «t». Возможно, есть и любители «Шлема ужаса», международного эксперимента, который в целом не так уж плох, но на фоне остальных текстов этого времени явно теряется и признан провальным.

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

1

10

Вечность

Злободневность

Метафизичность

Графобесие

Упоротость

Виктор Олегович напитался новыми приемами и техниками, отточил мастерство, развлек немало тысяч читателей и задал высокую планку, о которую теперь сам же и бьется головой. С другой стороны, никакой головы не существует, больно только всемирному сознанию, пусть оно и мучается.

Личная жизнь

Писатель создал вокруг своей личности огромное количество слухов и мистификаций, известнейшей из которых является гипотеза о том, что под псевдонимом «Виктор Пелевин» работает группа людей. Жизни этого мифа способствуют все факторы, начиная от тематики творчества и заканчивая тем, что сам литератор ведет крайне закрытый образ жизни, не дает интервью и не появляется в обществе. Поэтому информация о личной жизни Пелевина сохранена им в тайне. Известно только, что у писателя нет жены и детей.

imageВиктор Пелевин

Долгое время Виктор Пелевин не создавал персональных аккаунтов в социальных сетях. Но с 2017 года от его имени начала действовать страничка в «Инстаграме», где за год появилось несколько снимков. Писатель, приверженец буддизма, неоднократно посещал страны Востока – Непал, Южную Корею, Японию и Китай.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий