Мария Текская (1867-1953) королева-консорт Великобритании — Белкины рассказы — LiveJournal

Беззаботное детство

Будучи взрослой, Мария постоянно вспоминала первые годы своей жизни, который казались ей безоблачными и счастливыми. Ее мать, Екатерина Арагонская, прожила в браке с Генрихом более 18 лет, подарив королю только дочь. Девочка любила сидеть на коленях отца, засыпая в его крепких и надежных руках. Ей казалось, что нет на свете более безопасного места, чем отеческие объятия. Впоследствии Мария будет эту искать поддержку и опору в своем супруге…

image

Что стало причиной разрыва отношений долгого королевского брака, оставим на суд историков. Увлекшись новой пассией – Анной Болейн – король Британии сослал в отдаленный замок жену-испанку, а дочь велел заточить в одной из комнат без права выходить в свет.

image

СОЖЖЕНИЕ НА КОСТРЕ БЫЛО ТИПИЧНЫМ НАКАЗАНИЕМ ЗА ЕРЕСЬ

Её сестра, Елизавета I, была в этом плане намного более смекалистой. Во время её правления тех, кто был уличён в католицизме, обучаясь у священников или укрывая их, были признаны предателями. Наказывали их соответствующим образом — вешали и четвертовали. Идея здесь заключалась в том, что люди могли бесконечно оспаривать религиозные убеждения, но никто и никогда не мог согласиться с тем, что измена допустима.

Марию великолепно сыграла Сара Болжер в сериале «Тюдоры».

Однако есть один человек, который может нести ответственность за репутацию Марии. Это протестантский «мартиролог» Джон Фокс. Его бестселлер «Акты и памятники», более известный как «Книга мучеников Фокса», представлял собой подробный отчёт о каждом мученике, умершем за свою веру от рук католической церкви. Впервые этот труд был опубликован в 1563 году и выдержал четыре издания только при жизни Фокса, что свидетельствует о его бешеной популярности.

Хотя работа охватывала раннехристианских мучеников, средневековую инквизицию и подавленную ересь лоллардов, именно гонениям при Марии I уделялось и до сих пор уделяется наибольшее внимание. Отчасти это произошло из-за выполненных на заказ, очень подробных и красочных гравюр на дереве. Там были изображены ужасные пытки протестантских мучеников и их страшная смерть в окружении языков пламени. В первом издании 1563 года тридцать из пятидесяти семи иллюстраций изображали казни еретиков во время правления Марии.

Сила творчества Фокса выросла также из-за того, что мученики исполнили своё религиозное предназначение. Независимо от того, были ли его источники точными или нет (а многие считают, что они не всегда были полностью точными), трудно не испытывать сильные эмоции при столь красочных описаниях. Особенно запомнились описания казни некоторых из первых мучеников Марии, епископов Хью Латимера и Николаса Ридли. «И подожгли они епископа Латимера и епископа Ридли. Латимер сказал Ридли: «Успокойся и терпи до конца: сегодня мы зажжём такую свечу веры по милости Бога в Англии, которая никогда не погаснет».

Епископ Николас Ридли.

Когда разгорелся пожар, Латимер задохнулся и быстро умер, но бедному Ридли повезло меньше. Дерево слишком сильно горело у его ног, и поэтому он корчился в агонии и неоднократно кричал: «Господи помилуй меня, пусть пламя сошло на меня, но я не могу сгореть».

Гибель Латимера и Ридли на костре.

В заточении

Не так просто было сломить гордый и независимый дух молодой принцессы. Она настоятельно писала письма отцу, пыталась встретиться с ним, передавая записки, но все попытки были тщетны: их пресекала новая жена Болейн. Все же Мария продолжала верить в свое предназначение – быть наследницей английского трона.

image

Девушке пришлось пережить немало унизительных лет, когда ее называли «самозванкой», «незаконнорожденной». Особенно в этой связи постаралась Анна Болейн. Вскоре, утомившись от назойливости и непокорности дочери, принял сторону своей жены и сам король. В порыве гнева он даже хотел придать казни свою бывшую супругу и старшую дочь. Но даже в самом жестоком сердце теплится отцовское чувство, которое не довело дело до смертельного исхода. Вскоре сама Анна Болейн была приговорена к плахе…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Иоанна-женщина на папском престоле

ПРЕДИСЛОВИЕ

В Англии нет ни одного памятника Марии Тюдор. В своем завещании она просила воздвигнуть мемориал, совместный для нее и ее матери, чтобы, как она писала, «сохранилась славная память о нас обеих», по воля покойной так и осталась неисполненной. 17 ноября, день ее смерти и одновременно день восшествия на престол Елизаветы, в течение двухсот лет считался в стране национальным праздником, и, прежде чем поколение, помнившее королеву Марию, исчезло с лица земли, в сознании людей прочно укоренилось, что правление Марии было «кратким, презренным и породило нищету», а правление ее сестры «длилось долго, было славным и процветающим». Все последующие годы ее звали не иначе как Мария Кровавая и представляли себе тогдашнюю жизнь по иллюстрациям в «Книге мучеников» Фокса, где палачи-католики пытают закованных в кандалы узников-протестантов. Те в ожидании казни молятся, и лица их озаряют экстатические видения рая.

Действительно, в период правления Марии Тюдор таких эпизодов случалось немало, но следовало бы помнить еще и о другом. Для того чтобы представить, каким было правление Марии, необходимо знать, какой была она сама, что у нее была за юность, какие болезни терзали ее всю жизнь, как страдала ее мать, как изощренно издевался над ними обеими отец. А после его смерти, в царствование Эдуарда, она вообще была на волоске от гибели — и, тем не менее стала королевой при практически полном отсутствии каких бы то ни было шансов на успех. То, что ей вообще удалось выжить, само пo себе было чудом. И еще большим чудом современникам виделось ее триумфальное восшествие на престол. Она сама долго не могла поверить, что ей суждено вернуть Англию в лоно католической церкви. Уже став королевой, она не переставала страдать. Страдать и бороться. Метаться между необходимостью подчиняться воле равнодушного супруга и ответственностью единоличной правительницы крупной державы. Глубочайшим потрясением для Марии стала ложная беременность.

Взвалив на себя непомерную ношу государственной власти, Мария Тюдор оказалась па высоте (особенно в первые годы правления), умело и мужественно сражаясь с тяжелейшим экономическим кризисом, бунтами и религиозными волнениями. Мужчин из ее окружения (как, впрочем, и почти всех остальных) человеческие качества Марии Тюдор неизменно восхищали. Причем настолько, что несколько из них, описывая ее, независимо друг от друга применили одну и ту же метафору. «Ее можно сравнить со свечой, — писали они, — которая продолжает гореть даже при порывистом ветре. И что самое главное — чем сильнее буря, тем ярче разгорается пламя».

В написании истории жизни Марии большую помощь и поддержку мне оказали: Питер Дрейер (при подготовке рукописи), Деннис Халак (он прочитал готовый материал), а также Хэл Эриксон и Роберта Филлипс (они всячески вдохновляли меня на этот труд). Я хочу также поблагодарить Майкла Оссиаса из издательства «Даблдэй», который оказал мне самую горячую поддержку, и Марту Мур, энергично и компетентно в течение многих месяцев помогавшую мне в работе с литературой. Рон Эриксон внимательно прочитывал каждую главу и напечатал большую часть рукописи. Всем им я очень признательна.

Беркли, Калифорния. 2 февраля 1977 г.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий