Как Сергей Эйзенштейн стал классиком мирового кинематографа?

Безмолвная сублимация

Существует своеобразная трактовка второй серии запрещенного Сталиным «Ивана Грозного». Она якобы представляет рассказ о «трагедии однополой любви… Предатель Курбский не отечеству изменил, а любовнику – царю Ивану». Есть предположение, что под маской политического террора Эйзенштейн умудрился обнаружить сексуальную патологию.

imageБольшинство биографов отмечают доминирование эротического подтекста в увлечениях и речи Эйзенштейна (при внешне умеренной и упорядоченной жизни – режиссер не пил и не курил). По воспоминаниям Михаила Ромма, «Эйзенштейн особенно любил рисовать похабные картинки при дамах». Только так он мог выразить переполнявшие его сексуальные влечения. Большинство из двух тысяч рисунков Эйзенштейна не публиковались.

Публицист и сценарист Борис Агапов подмечает еще одну странную черту режиссера: Сергей Михайлович любил «уродливые фигуры, изображающие всякие нелепости и мерзости человека, наиболее сильные и наиболее низменные его страсти, с которыми Эйзенштейн любил возиться, как Павлов со слюной своей собаки».

К женщинам никакого сексуального интереса режиссер не проявлял, в его фильмах превалируют «мальчики», а «девочек» почти нет. Женщины выполняют чисто социальную функцию: товарищ, соратник, воин. «У Эйзенштейна не было ни одной серьезной любви с женщиной. Не было настоящей семьи. Не было обычных сексуальных отношений. Но попытки были!» Режиссер как-то написал жене, что «ни разу не доводил до конца дела с объектами влюбленности».

Представляет интерес такая психологическая особенность Эйзенштейна: проще всего ему было объясняться с помощью рисунков, которые он делал непрерывно. «Его словесные тексты, напротив, отличаются обычно крайней сложностью построения. По большей части его записи для самого себя, частично опубликованные, представляют смесь слов или частей фраз на четырех (а иногда и пяти) языках».

Смерть наступила мгновенно, Эйзенштейн даже не успел схватить гаечный ключ, которым стучал по батарее, вызывая на помощь соседей.

Сэр Гей

Мемуары Эйзенштейна «полны анекдотических историй и противоречивых толкований». На этих воспоминаниях основываются заключения и предположения биографов. Так что мы остановимся только на тех патографических фактах, которые упоминаются в большинстве биографий.

В 1915 году Эйзенштейн поступил в Институт гражданских инженеров в Петрограде, но архитектура так и не стала главным интересом его жизни, все заслонила тяга к театру и рисованию. В 1917 году он отнес свои первые карикатуры в «Огонек», подписывая их Sir Gay, в переводе – «Веселый сэр», по произношению псевдоним звучал, как его имя – «Сер-гей».

Эйзенштейн и не подозревал, что через пятьдесят лет слово «гей» приобретет совсем другое значение. В 1921–1922 годах юноша обучался в Государственных высших режиссерских мастерских под руководством Всеволода Мейерхольда.

imageАртисты, богема и «люди свободных профессий», вероятно, привлекали Эйзенштейна. Да и времена были не самые «устойчивые». А когда еще собственная сексуальность не «устоялась», отношения с окружающими невольно выстраиваются не самым традиционным образом. Во всяком случае, в кинематографических кругах ходили слухи о гомосексуальной связи Эйзенштейна с Григорием Александровым (будущим мужем Любови Орловой).

Вырвавшийся из-под опеки родителей пай-мальчик с непонятной сексуальной ориентацией в 27 лет совершил поистине революционный переворот в киноискусстве. Чарли Чаплин назвал «Броненосец Потемкин» лучшей кинокартиной в мире. Во время съемок Эйзенштейн познакомился с киножурналисткой Перой Аташевой. Их связь осталась невинной, даже когда была в 1934 году узаконена официальным браком.

«Многие говорят, что я – гомосексуалист. Я никогда им не был, и я бы вам сказал, если бы это было правдой. Я никогда не испытывал подобного желания», – заявлял режиссер. Но напомним, что гомосексуализм в СССР преследовался по закону.

В тридцатых годах в Берлине Эйзенштейн с нескрываемым любопытством окунулся в жизнь ночных гей-клубов. Но в итоге пришел к выводу, что выбранный им путь воздержания и сублимации более продуктивен в творческом отношении, чем раскрепощение своей сексуальности.

Николай Левицкий, кинорежиссер и бывший ученик Эйзенштейна во ВГИКе вспоминает: «Он не был лишен кокетства… Запомнилась его походка – чуть женственная, со свободным взмахом руки». И еще одна значимая деталь: в молодости Сергей Михайлович хотел стать артистом, но его выступления «не получились», так как «голос был как у травести* и диссонировал с комплекцией и фигурой».

*  Травести – амплуа актера, исполняющего роль противоположного пола.

imageПремьера фильма «Броненосец Потемкин» прошла в кинотеатре «Художественный» на Арбате, который тогда назывался «Государственный Электротеатр», 18 января 1926 года. Весь служебный персонал, от билетера до киномеханика, был одет в морскую форму, а фасад кинотеатра напоминал большую модель военного корабля. Впоследствии и другие кинотеатры так украшали парадный вход.

Детство – «время печали»

imageБудущий режиссер родился в Риге, в обеспеченной семье. Он рос болезненным и замкнутым мальчиком, послушным и очень умным: «В одиннадцать лет он уже говорил на русском, немецком, французском и английском, читал Достоевского, а также Золя и Диккенса в оригинале».

Но возможно, что в мире книг и языков он скрывался от бесконечных семейных неурядиц. «Матушка кричала, что мой отец – вор, а папенька, что маменька – продажная женщина», вспоминал Эйзенштейн. «В какой-то день маменька, как сейчас помню, в чудесной клетчатой шелковой красной с зеленым блузке истерически бежала через квартиру с тем, чтобы броситься в пролет лестницы. Помню, как ее, бившуюся в истерике, папенька нес обратно». Родители редко думают о том, что их семейные неудачи являются залогом будущей семейной неустроенности детей. Сергей Михайлович – убедительный тому пример.

Не отсюда ли произошла и его странная боязнь женщин? Молодой человек выбрал девственность на всю жизнь, «уходя в сторону от биологического зова инстинкта».

Девственность как творчество

Мужчина может избрать девственность как образ жизни по нескольким причинам.

1) Бредовая установка психически больного человека (в случае Эйзенштейна этот вариант исключен).

2) Идеологические или религиозные соображения, например целибат у католического духовенства (у нас нет поводов думать о таком мотиве).

3) А вот наличие у знаменитого режиссера рационального решения остаться девственником из творческих соображений, подкрепленного расстройством сексуального предпочтения, – вполне возможный вариант.

Советские бренды

image

Издательство детской литературы ДЕТГИЗ

Ну, что же, давайте признаем: ДЕТГИЗ – единственное издательство, которое сохранило забытое ныне отношение к детской книге, сформировавшееся

Оценка:

–> image

Куплю водку советского времени. Советская «Пшеничная» водка

   Классической водкой из СССР принято считать «Пшеничную» водку, с «кепочкой» — это из-за формы крышки

Оценка:

–>

Все бренды

Предметы эпохи

image

Шкаф «Хельга». «Стенка» на стенку

image

Символ сытости в СССР — советская тушенка

Все предметы

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий