Зоя Космодемьянская краткая биография

↑ Военная служба и подвиг Зои

В 

На службу Зоя поступила спустя несколько месяцев после начала боевых действий. 31 октября героиня по собственной воле в составе двух тысяч добровольцев пошла на службу в Красную Армию и была зачислена в разведывательно-диверсионную часть, которая в будущем должна быть заброшена в тыл противника.

В 

Зоя пошла на службу, даже зная о факторе риска на который она подписывается. Начальство говорило, что задание, с которым им предстоит столкнутся не отпустит их живыми – их сразу же предупредили, что скорее всего – они смертники. Перед заданием Зои и другим сказали, что они могут попасть в плен, и их ждет мучительная смерть. Любой, кто не готов на подобный шаг, должен был покинуть разведывательную часть.

В 

Несмотря на такую информацию, Зоя решила продолжить службу именно в этой части уже спустя несколько дней вместе со своими товарищами выполнила задание по минированию важной для немцев железной дороги.

В 

В 

Начальство Зои получило задание сжечь 10 населенных пунктов всего за пять – семь дней. Космодемьянская стала членом одной из групп, которым поручено было с помощью бутылок с горючей смесью поджечь дома. В задании было четко написано, что дома могут очень хорошо охраняются – большое количество пехоты врага с автоматическим оружием и даже пулеметами. Но даже несмотря на это, начальство выдало бойцам, в том числе и Зои лишь пистолеты.

В 

Для проведения операции диверсантам выдали бутылку водки, дабы те могли согреться в лесу до наступления нужного момента. Глубокой ночью 27 ноября Зоя вместе с Борисом Крайновым и Василием Клубковым подожгли три деревянных дома, а также обезвредили порядком двадцати лошадей, которые были нужны немецкой армии, чтобы поставлять различного рода припасы и оружие.

В 

В 

Детская фабрика крови для гитлеровцев — концлагерь смерти Саласпилс. 18+

Ольга Васютина. — Отрывок из поэмы «Зоя.» Маргарита Алигер. — текст песни и перевод на русский

  • Тексты песен
  • Ольга Васютина.
  • Отрывок из поэмы «Зоя.» Маргарита Алигер.

Как собачий лай, чужая речь. …Привели ее в избу большую. Куртку ватную сорвали с плеч. Старенькая бабка топит печь. Пламя вырывается, бушуя… Сапоги с трудом стянули с ног. Гимнастерку сняли, свитер сняли. Всю, как есть, от головы до ног, всю обшарили и обыскали. Малые ребята на печи притаились, смотрят и не дышат. Тише, тише, сердце, не стучи, пусть враги тревоги не услышат. Каменная оторопь — не страх. Плечики остры, и руки тонки. Ты осталась в стеганых штанах и в домашней старенькой кофтенке. И на ней мелькают там и тут мамины заштопки и заплатки, и родные запахи живут в каждой сборочке и в каждой складке. Все, чем ты дышала и росла, вплоть до этой кофточки измятой, ты с собою вместе принесла — пусть глядят фашистские солдаты. Постарался поудобней сесть офицер, бумаги вынимая. Ты стоишь пред ним, какая есть, — тоненькая, русская, прямая. Это все не снится, все всерьез. Вот оно надвинулось, родная. Глухо начинается допрос. — Отвечай! — Я ничего не знаю.- Вот и все. Вот это мой конец. Не конец. Еще придется круто. Это все враги, а я — боец. Вот и наступила та минута. — Отвечай, не то тебе капут! — Он подходит к ней развалкой пьяной. — Кто ты есть и как тебя зовут? Отвечай! — Меня зовут Татьяной.

Стала ты под пыткою Татьяной, онемела, замерла без слез. Босиком, в одной рубашке рваной Зою выгоняли на мороз. И своей летающей походкой шла она под окриком врага. Тень ее, очерченная четко, падала на лунные снега:

Это было все на самом деле, и она была одна, без нас. Где мы были? В комнате сидели? Как могли дышать мы в этот час? На одной земле, под тем же светом, по другую сторону черты? Что-то есть чудовищное в этом. — Зоя, это ты или не ты? Снегом запорошенные прядки коротко остриженных волос. — Это я, не бойтесь, все в порядке. Я молчала. Кончился допрос. Только б не упасть, ценой любою… — Окрик: — Рус! — И ты идешь назад. И опять глумится над тобою гитлеровской армии солдат. Русский воин, юноша, одетый в справедливую шинель бойца, ты обязан помнить все приметы этого звериного лица. Ты его преследовать обязан, как бы он ни отступал назад, чтоб твоей рукою был наказан гитлеровской армии солдат, чтобы он припомнил, умирая, на снегу кровавый Зоин след.

Но постой, постой, ведь я не знаю всех его отличий и примет. Малого, большого ль был он роста? Черномазый, рыжий ли? Бог весть! Я не знаю. Как же быть? А просто. Бей любого! Это он и есть. Встань над ним карающей грозою. Твердо помни: это он и был, это он истерзанную Зою по снегам Петрищева водил. И покуда собственной рукою ты его не свалишь наповал, я хочу, чтоб счастья и покоя воспаленным сердцем ты не знал. Чтобы видел, будто бы воочью, русское село — светло как днем. Залит мир декабрьской лунной ночью, пахнет ветер дымом и огнем. И уже почти что над снегами, легким телом устремись вперед, девочка последними шагами босиком в бессмертие идет.

Другие тексты песен «Ольга Васютина.»

КАК ИЗГОТОВЛЯЛИСЬ ФАЛЬШИВЫЕ «ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ»

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА. ДЕСЯТЬ СТАЛИНСКИХ УДАРОВ.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий