Самый молодой полковник Пугачева: в России продолжаются поиски клада Салавата Юлаева

Участие в Крестьянской войне. Начало восстания

Накануне крупнейшего антиправительственного восстания у Юлаевых случился новый виток обострения отношений с властями. Он был вызван насильственным захватом их земельных угодий под строительство Симского завода. В то время Юлай Азналин и Салават числились в составе карательного корпуса, которому была поставлена задача участвовать в боевых операциях против повстанцев. Но в октябре 1773 года большая часть подразделения решила добровольно перейти на сторону восставших, в результате чего они оказались сподвижниками Е. Пугачева. Уже 12 ноября башкиры появились в Бердской слободе, где тогда находился атаман.

Находясь в рядах восставших, Салават участвовал в борьбе против Оренбургского гарнизона, солдаты которого время от времени устраивали вылазки, затем осаждал Верхнеозерную крепость и Ильинское. Но в одном из сражений он был ранен, после чего был отправлен лечиться в родную деревню. Позднее Емельян Пугачев, помня о доблести и отваге храброго башкира, возводит его в чин полковника и поручает возглавить антиправительственное движение в районах Прикамья.

Оценки

После подавления восстания в России наблюдалось усиление цензуры[22]. Цензура была подведомственной Санкт-Петербургской академии наук, а затем Министерству народного просвещения[22]. Согласно подписанному Екатериной II манифесту от 17 марта 1775 года восстание и его участники должны быть «преданы вечному забвению и глубокому молчанию». Однако, ещё до принятия манифеста в печати подавлялись упоминания о сотрясавшем страну восстании, отсутствовали статьи в газетах того времени[23]. «Санкт-Петербургские ведомости» не напечатали ни одной заметки о происходившей в стране междоусобной войне. По мнению доктора филологических наук Мираса Идельбаева, из-за действовавшей в стране цензуры и возможности наказания учёные царской эпохи боялись писать о событиях времён Крестьянской войны[24].

Российские учёные и очевидцы событий публиковали свои работы в основном в иностранной прессе[23]. Первое упоминание о Салавате Юлаеве зарубежом появилось в 1784 году в городе Галле (Германия), затем в 1799 году в Париже на французском языке[24]. В России первые сведения о деятельности Салавата в период «пугачёвщины» были опубликованы в «Оренбургских ведомостях» за 1784 год: в них Салават, как и Емельян Пугачёв, был представлен как мятежник, «государственной злодей», разорявший заводы и деревни. Ф. Ю. фон Фрейману, взявшему Салавата в плен, принадлежит очерк на немецком языке «Getreue Darstellung der Expedition wider die jaikischen Kosaken, wie auch wider den Rebellen Pugutschew (Точное представление похода против яицких казаков и мятежника Пугачёва)» (1794), опубликованный в Германии в «Neue Nordische Miscellaneen», тт. VII и VIII на основании личных наблюдений.

В донесениях и партикулярных письмах очевидцев «пугачёвщины», впервые опубликованных в 1929 году, отмечалось, что башкиры грабили избы и имения[25], убивали сельских жителей[26][27], «чинили разорения» городам и заводам в Оренбургской губернии[28][29]. Очевидец восстания, симбирский купец И. С. Мясников, занимавшийся горнодобывающей промышленностью и у которого вместе с братом Матвеем Мясниковым был конфликт с башкирами по поводу присвоения земли, так писал о действиях башкир под предводительством Салавата:

«…и крестьянские домы выжгли до основания… мастеровых же и работных людей, сколко от прежняго забрания осталось, окроме только спасшихся от их злодейских рук уходом, побили до смерти, забрав с собою и с малолетними детьми, погнали как скотов, в дальние леса и в свои башкирския кочевья…»[30]

А. С. Пушкин, изучавший документы касающиеся пугачёвского восстания, характеризовал бригадира Салавата Юлаева в «Истории Пугачевского бунта» как «злодея» и «мятежника», а вверенные ему силы называл «шайкою»[31]. Стоит отметить, что труд Пушкина подвергся личной цензуре со стороны Николая I[32]. По его требованию в работу были внесены изменения, а название изменено с «История Пугачёва» на «История пугачёвского бунта». Значительная часть архивных материалов была скрыта от Пушкина. Основной комплекс документов, которые имелись в его распоряжении представляли собой военно-походную канцелярию генералов А. И. Бибикова и Ф . Ф. Щербатова за 1773—1774 годы и делопроизводство Секретной экспедиции Военной коллегии[32]. Сведения о деятельности Салавата встречаются в работе историка и генерала Н. Ф. Дубровина «Пугачёв и его сообщники», первого крупного специалиста, использовавшего обширное количество архивных материалов из собрания Секретной следственной комиссии.

Командующий царскими войсками против повстанцев П. С. Потёмкин в своём донесении Екатерине II признавал значимость Юлая и Салавата в судьбе башкир: «подлежательно по всей справедливости быть в сердце башкирского народа»

[33].

После либеральных реформ Александра II происходит смягчение цензуры. Появляются работы, в которых Салават Юлаев представлен в позитивном ключе. Принадлежат они революционерам-народникам, сочувствовавшим положению восставших против крепостнического уклада. Первый панегирик Салавату в русской литературе был написан «нечаевцем» Филиппом Нефедовым в 1880 под названием «Движение среди башкир перед Пугачевским бунтом: Салават, башкирский батыр». Филипп Нефедов, автор первого в России самостоятельного труда, посвящённого фигуре Салавата, так описал настроения башкирской знати накануне восстания:

«Юлай был вотчинник, человек богатый, умный и влиятельный… Местные власти относились к башкирскому старшине с доверием; недаром же Юлай участвовал в погоне за калмыками и ходил в Польшу усмирять польских конфедератов… Но башкирский старшина в действительности далеко не был тем, чем он так искусно умел казаться. На глазах у Юлая пылали башкирские селения, разорялся край; у него самого купцом Твердышевым отнята земля под Симский завод… Истый башкир, горячо любивший родину, Юлай не мог оставаться равнодушным зрителем; он маскировал свои чувства, но в душе оставался недоволен и таил месть. От такого отца родился Салават…»

После революции 1917 года в связи с легитимацией «пугачёвщины» как «классовой борьбы» перед лицом монархии и снятием цензурных ограничений, произошёл пересмотр оценки личности бригадира Салавата Юлаева, с чем связана популяризация и идеализация его образа в советской культуре и увековечение его памяти в XX веке.[34] В советской историографии отмечались попытки историков дореволюционной эпохи принизить роль предводителей восстания и представить их как разбойников, ослеплённых злобой и жестокостью[35]. Дореволюционные труды представляют собой в основном описательные работы, созданные без должной исторической критики используемых материалов. В положительном ключе рассматривал фигуру Салавата Юлаева историк М. Н. Покровский, благодаря которому были введены в научный оборот многочисленные документы, касающиеся истории крестьянской войны. В советские годы начинает систематически исследоваться башкирский фольклор, связанный с именем Салавата. Сбором произведений фольклора в начале XX века занимаются С. И. Руденко и М. А. Бурангулов[36].

В современной исследовательской литературе преодолеваются односторонние подходы к «пугачёвщине», с чем напрямую связано появление взвешенных трудов о Салавате Юлаеве и его роли в истории.

Читайте также:  Замминистра просвещения: современный урок – это монолог учителя

Башкирский поэт

Истории известен еще один талант, которым обладал Салават Юлаев. Биография (кратко рассказать о ней можно, но упомянуть в таком случае о всех достоинствах этого человека не получится) героя говорит о том, что не чужды ему были и занятия поэзией. Большая часть стихов посвящена родному краю, народу, обычаям и вере предков. Юлаев писал на башкирском языке, поэтому его тексты ценны еще и как лингвистический памятник. Ему приписывают авторство нескольких народных песен.

История создания композиции

Памятник Салавату Юлаеву разрабатывался более 30 лет. Еще в 1930-х годах башкирский скульптор Сосланбек Тавасиев начал работу по созданию монумента. Ему было необходимо продумать конструкцию, которая при своей масштабности, смогла бы вписаться в окружающую среду. В 1963-м году работа была закончена. Скульптор выставил ее на всеобщее обозрение в столице Башкирии. Местные жители высказали свои пожелания, которые были учтены. В 1967-м году монумент был отлит в Ленинграде и торжественно установлен на берегу реки Белая. Автор памятника Салавату Юлаеву за свой труд получил высокое признание и государственную премию.

Детские и юношеские годы

Нет никаких данных о детских годах Салавата Юлаева. Не была известна даже дата его появления на свет, а число 16.06.1754  года устанавливалось со слов Салавата на допросе. В 1775-м батыр рассказал Сенатской Тайной экспедиции, что ему исполнился двадцать один год.

imageИз личных сообщений будущего народного героя известно, что он родился в селе Текеево Оренбургской губернии. В настоящее время этого населенного пункта не существует, поскольку он был уничтожен государственными войсками при подавлении бунта Пугачева.Салават был выходцем далеко не из бедной семьи, поскольку его отец являлся сотником в армии России, а потом назначался старшиной волости. Азналин являлся отменным солдатом и при походе на Польшу был награжден малым воинским знаменем. Еще в 1773 отец передал награду Юлаеву, который подменял отсутствующего отца на посту старшины.Отец Салавата не умел ни писать, ни читать, но своему отпрыску сумел обеспечить достойное образование. Непонятно, какое учебное заведение парень окончил, поскольку он мог получить образование в исламских религиозных школах ислама или у частных учителей.От своего отца парень научился отстаивать свои интересы и любить свою страну, свой народ. Сильное желание помочь народу и обостренное чувство всего справедливого и народолюбие привело Салавата к повстанцам.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий