Племянник Муслима Магомаева, певец Юрий Магомаев: краткая биография, семья, творчество

Родители

Магомаев Муслим Магометович, биография которого интересует многих, появился на свет в 1942 году, 17 августа, в городе Баку. Его отец — Магомет Магомаев — трудился театральным художником и погиб на фронте за пятнадцать дней до Победы. Мать будущего певца — Айшет Магомаева — была драматической актрисой и сталинской стипендиаткой. Она выступала на сцене под творческим псевдонимом Кинжалова. Дедушка мальчика — Абдул-Муслим Магомаев — знаменитый в Азербайджане композитор. Имя этого талантливого человека носит Азербайджанская государственная филармония. Таким образом, биография Муслима Магомаева с самого рождения связана с творчеством.

Творчество минувших лет

В семидесятых главным местом развлечения молодежи были дискотеки. Молодежь знакомилась друг с другом и нередко на таких вот мероприятиях зарождалась новая ячейка общества. Во Дворец культуры, где играл Юрий Магомаев, брат Муслима Магомаева, в составе «Созвездия» нередко набивалось людей вдвое больше запланированного. Юрий тепло вспоминает те времена, ту атмосферу праздника. Он до сих пор встречается с участниками своего тогдашнего ансамбля: бас-гитаристом Сашей Игнатенко, барабанщиком Витей Варником, гитаристом Андреем Карпенко. С вокалистом Вячеславом Усовым Юрий Валентинович до сих сотрудничает в музыкальной сфере.

В начале 80-х в Мурманске работало более двадцати ресторанов. Во многих выступал свой ансамбль живой музыки. Частыми посетителями того времени были моряки. Они двигали наш музыкальный прогресс, привозя из загранки виниловые пластинки современных популярных исполнителей. Так Юрий Магомаев-старший познакомился с творчеством легендарных групп «Дип Перпл», «Энималз» и «Иглз». Композиция «Отель Калифорния» последних была несомненным хитом мурманских ресторанов, которую Юрий на слух исполнял со своей группой по частым заказам посетителей.

Бывшая жена Муслима Магомаева – Офелия Магомаева

В 19 лет юноша Муслим Магомаев женился вопреки воле его и её родителей. Росле свадьбы они стали жить в доме родителей Офелии. Отец её был учёным-химиком, работал в Бакинской академии наук. Он не был против молодой семьи, против была мать Офелии, которая и стала настраивать дочь, что её муж должен во всём поддерживать жену, в том числе и финансово. Стали возникать скандалы. Молодая семья разваливалась на глазах. Но тут родилась дочь, которую молодой отец назвал Мариной. Муслим хотел выступать в оперном театре, но семья Марины и она сама были против этого.

После того, как Муслим стал буквально пропадать на гастролях она решила с ним развестись, что вскоре и сделала.

Бывшая жена Муслима Магомаева – Офелия Магомаева сейчас живёт вместе с дочкой Мариной и зятем Александром Козловским в Америке и помогает воспитывать сына Марины, названного в честь деда. Она – абсолютно непубличный человек, разговаривать с прессой она не собирается.

Семья Магомаевых

Мало кто знал, что отец Юры, старший Юрий Магомаев, – брат Муслима Магомаева. В молодости у мурманского музыканта часто бывали случаи, когда его беспардонно расспрашивали о семье, и в частности о великом и знаменитом родственнике. Его это сильно раздражало, когда чужие люди вот так лезли в душу. И он это скрывал от посторонних. Только самые доверенные друзья знали, что Юрий является братом Муслима по матери.

Глубина истории семьи Магомаевых начинается с того, что никому неизвестная девушка Айшет в сороковых годах стала женой Магомета Магомаева, который трудился театральным художником в Баку. В 1942 году у супружеской пары родился ребенок, мальчик, которого назвали Муслим. Отец семейства, как и многие тогда мужчины, ушел на фронт. Прошел всю войну, почти до конца. Погиб в мае сорок пятого, не дожив несколько дней до победы.

Айшет Ахмедовна Магомаева была провинциальной актрисой и часто ездила по гастролям. Маленького Муслима было решено оставить у брата отца в Баку. Ребенок проявлял талант к музыкальному искусству, и ему необходимо было получить соответствующее образование. А при кочевой жизни матери это было невозможно.image

Муслим, которого любили все

Говоря о нем, мы вспоминаем «Свадьбу», «Мелодию», «Королеву красоты» и, конечно, арию Фигаро, открывшую ему путь к фантастической популярности в нашей стране. Как и когда все это начиналось, кем Магомаев стал для нас и останется навсегда — об этом «Неделя» вспоминает вместе с людьми, хорошо знавшими певца, и с москвичами, у которых и радости, и горести жизни оказались тесно связаны с песнями Муслима…

За эти дни о Муслиме Магомаеве были сказаны все лестные слова, какие есть на свете, — о том, что несравненный голос, что мог бы петь в опере и «Олимпии», но предпочел Кремлевский дворец съездов, что женщины носили на руках, а профессионалы не жаловали… И все это правда. Хотя стоит ли называть его нашим Фрэнком Синатрой или Ивом Монтаном? Магомаев не имел аналогов.

Ни Синатра, ни Монтан не имели голосов, рассчитанных на Фигаро. У них не было выбора — а у него он был. Да, специалисты говорили: слабовата грудная клетка, дыхание не то… Магомаев и сам признавал, что выдержать три часа оперы ему было непросто. Кроме того, в интонациях подчас проскальзывал «восток», и это как раз то отсутствие академизма, с которым рано или поздно пришлось бы бороться. Но надо ли, когда и так — бешеный успех. Ему хватило ума, такта и вкуса найти свое, очень точное и правильное место в искусстве. Если и сравнивать Муслима Магомаева с кем-то, то разве что с Марио Ланца, которого Магомаев боготворил и о котором написал книгу. Само по себе поразительно: звезды редко способны восхищаться кем-то, кроме себя. Они, кстати, редко способны и терпеть рядом с собой звезду равной величины, а Магомаев и это смог: его жена Тамара Синявская — великолепная певица.

Он ушел из оперы, чтобы прийти в жанр, доступный не избранным, но многим. И в нем равных Магомаеву действительно не было.

Композитор, в прошлом — главный дирижер Московского мюзик-холла Владимир Рубашевский: «Внук Магомаева совершенно неуправляем»

«Где-то в 1961 году меня отправили в Баку — помочь с программой одному местному оркестру — был такой биг-бэнд Тофика Ахмедова, который должен был ехать на фестиваль молодежи и студентов в Хельсинки. Я приехал, послушал. Программа была слабенькая, а главное, не было солистов — только две пожилые азербайджанки. Я говорю: «Надо поискать кого-то из молодых». А они: «Тут есть один парень, но такой шебутной… Внук Магомаева».

А дедушка Муслима тоже был Муслим Магомаев, знаменитый композитор. Мне рассказали, что у него были чеченские корни. После первой кавказской войны царь амнистировал чеченских вождей, они расселились по большим губернским городам, и прадед Муслима оказался в Баку. Его сын — Муслим Магомаев-старший поехал в Санкт-Петербург учиться в консерватории, вернулся в Баку и стал одним из основателей классической азербайджанской музыки. И вот мне говорят, что есть внук того Магомаева, но он совершенно неуправляем и вообще живет в Грозном, работает «солистом Грозненской филармонии». Муслим действительно работал в Грозном, у него была жена Офелия, миловидная армянка, и малюсенькая дочка.

Я прошу первого секретаря ЦК комсомола Азербайджана: «Найдите мне этого парня». Его привезли на репетицию. Он пел замечательно, сам себе аккомпанировал, и безумно мне тогда понравился. И я сказал комсомольским деятелям: «Надо всех солистов ликвидировать и взять его одного».

Нас отправили на правительственную дачу под Баку — репетировать. Я готовлю с оркестром программу, спрашиваю, где же тот мальчик, солист. Мне отвечают, что он куда-то исчез и вообще он в Баку не прописан, мы не можем его найти. Я им: «У вас есть МВД, КГБ, и вы не можете человека найти?» В общем, его нашли, привезли на эту дачу, вместе с женой и ребенком. Я сделал аранжировки его репертуара — в том числе, кстати, и арии Фигаро. С этой программой они поехали в Москву на сборы. А там подготовкой к фестивалю занимался режиссер Туманов. И он, услышав Муслима, просто обалдел. Спросил: «Где ты его нашел?» — «Он в Грозном поет». — «Спасибо тебе, думаю, мы с ним сделаем дела».

Оркестр поехал в Хельсинки, там Муслим имел грандиозный успех — это были его первые нормальные гастроли. И вскоре была декада азербайджанского искусства в Москве, на которую его тоже взяли. Концерты проходили в Кремле — Дворца съездов еще не было. Пришли Брежнев, Фурцева, и с этого, собственно, все и началось…

Читайте также:  Где сейчас и чем занимаются актеры сериала «Сваты»

Муслим же в 30 лет стал народным артистом СССР! При этом он жил в Баку, пытался работать там в опере. Закончил там консерваторию. Потом познакомился с Арно Бабаджаняном, Робертом Рождественским… Потом мы с Муслимом много общались. Он был очень контактный, симпатичный парень. Гуляка… Мог снять ресторан, позвать 50 человек, всех кормить и поить. В этом отношении он был не похож на многих наших деятелей. Я пару раз был на концертах Муслима и могу вам сказать, что такого успеха и поклонения больше не видел никогда. То, что сейчас творится на концертах Баскова, — детский лепет по сравнению с концертами Муслима.

Мы были у него на юбилее лет шесть назад, он отмечал его в концертном зале «Россия». Был банкет человек на 200, а может, и больше. Помню, Тамара была еще с маленькой собачкой.

А в последний раз я его видел года три назад в Могилеве, на фестивале «Золотой шлягер». Он пел, и неплохо, и голос звучал. С тех пор как-то пару раз говорили по телефону и много общались по интернету. Он очень любил интернет, ему вообще нравились все эти технические штучки. Когда появилось видео в 1980-х, он одним из первых обзавелся видеомагнитофоном. Потом мы обменивались кассетами, и ему все это страшно нравилось…»

Родственник Магомаева и однокурсник по Бакинской консерватории Борис Кабаков:

«Дядя был для него святой человек»

«Я помню, как в 1957 году приехал на каникулы в Баку к маме — Елене Емельяновой, известной в Баку оперной певице, и вдруг мама сказала, что придет в гости Муслим. Он был племянником моего отчима Рамазана Халилова, директора консерватории. Мама сказала: «Мальчику только 14 лет, а посмотри, что он делает!»

Он сел за инструмент, и первое, что спел, — арию Фигаро из «Севильского цирюльника». И играл сам — в 14 лет! Это дикий темп и непростая пьеса даже для взрослого пианиста, но с учетом того, что он пел как на сцене… Певцам обычно нужен аккомпаниатор, или они чуть-чуть сами себе подыгрывают, но играть всю фактуру — немыслимо! Мама сказала: «Он одержим музыкой, он очень талантлив, с утра до ночи занимается». Видимо, мне в назидание.

Потом мы встречались в консерватории. Дело в том, что у Муслима не было времени на учебу — он уже вовсю пел, уже состоялась его стажировка в «Ла Скала», и он считал, что дальше учиться не нужно. Но на семейном совете решили, что диплом все-таки надо получить.

Он очень чутко относился к своей семье. Бабушка его была одной из сестер Терегуловых — это была татарская княжеская семья, хотя о княжеском происхождении при советской власти, конечно, помалкивали. Тетя Муслима, Малика-ханум, была женой знаменитого композитора Узеира Гаджибекова, а ее сестра, тетя Бадюш, или Бадюш-ханум, очень миниатюрная, ее еще все звали балериной, — женой композитора Муслима Магомаева и бабушкой Муслима.

У него было спокойное счастливое детство — насколько оно могло быть счастливым без матери. Мама Муслима была драматической актрисой и очень красивой женщиной. Иногда она приезжала в Баку — повидать сына. А Муслим жил с бабушкой, дядей Джамалом Терегуловым, постпредом Азербайджана в Москве, и его женой Марией Ивановной. Жил то в Баку, то в Москве. Он говорил о дяде, что это святой для него человек. Он его вырастил.

На дипломном концерте, когда узнали, что Магомаев будет петь, выстроили милицейский кордон. Причем первое отделение он пел под рояль, а второе — с оркестром. Дирижировал Ниязи. Муслим пел тогда Шуберта, Шумана, арии из опер — кажется, Скарпиа из «Тоски»…

Я хорошо помню «Севильского цирюльника» в оперной студии, в котором он был великолепен — ловкий, подвижный, играл хорошо и пел замечательно. Помню его самый первый концерт в Москве, в Зале имени Чайковского, где он тоже пел классику, а в конце — какие-то шлягеры. Думаю, Муслим тогда был в раздумьях, что ему делать, поскольку в опере ему было действительно тяжело. И, может быть, в то время произошел этот крен в сторону эстрады.

Была еще история со стажировкой в Италии: руководитель группы стажеров стукнул куда следует, что иногда Муслим куда-то исчезал и никто не знал, где он. Но последствий это не имело. Муслим очень нравился Брежневу, Фурцева его обожала. И она сказала: «Отстаньте от мальчика, дайте ему спокойно жить».

Воспоминания телеведущего, народного артиста СССР Игоря Кириллова и о том, как москвички искали себе похожего мужа читайте на сайте «Известия-Неделя»

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий