Историческая память о Гражданской войне 1936–1939 годов и эпохе Франсиско Франко в современной Испании

Лавирование под огнём

Встав во главе страны, Франсиско Франко Баамонде не почувствовал уверенности. Потому что в положение он попал весьма сложное. Как вытащить Испанию из этой трясины и при этом сохранить власть, он не знал. Видел только то, что лишь отчаянным лавированием можно добиться решения этих двух вопросов.

Франсиско Франко понимал, что Муссолини и Гитлер обязательно втянут его в мировую войну. А тогда, если они победят, Испания ровным счётом ничего не выиграет, а уж если проиграют, Испания перестанет существовать.

И Франсиско Франко, биография которого запечатлела всё это немыслимое лавирование, объявил нейтралитет. Дружеские жесты, конечно, в сторону Гитлера были, но такие, чтобы этот друг держался на приличном расстоянии.

Сторонники Франсиско Франко

Правые достоинствами тоже не блистали: там господствовали политическое ретроградство и дремучий обскурантизм. Аристократические землевладельцы и порядком замшелые дворяне надували щёки и выпячивали грудь безосновательно, поскольку не могли нормально профинансировать восстание. Именно поэтому испанские наци попросили помощи у Италии и Германии, а войско набрали из мобилизованных крестьян и нанятых арабо-берберских стрелков из Марокко.

Республиканцы не щадили на своей территории любого вида буржуев, но и наци ничуть не уступали им в жестокости. Скорее, заткнули за пояс. Повстанцы взяли на рамена лозунги, нисколько не похожие на фашистско-германские или фашистско-итальянские, испанцы хотели “народ, монархию и веру”.

image

Надо сказать, Муссолини презирал монархию, а церковь была ему безразлична. Гитлер ненавидел христианство и семитов. Франсиско Франко был интернационалистом: испанцами для него являлись все граждане страны, без различия расы и племени. Идеологией его был католицизм, а восстановить он собирался монархию.

Экономическая стабилизация

В 1955 году Испанию в ООН наконец-то приняли, и началась постепенная модернизация. Технократы, противники изоляции страны от экономического влияния зарубежного капитала (автаркии), получили контроль над экономикой. Были получены кредиты по плану экономической стабилизации от международных организаций, ослаб контроль администрации над экономикой.

Иностранный капитал широкой рекой хлынул в Испанию, песета стала свободно конвертироваться. Но Франко пристально следил, чтобы демократия не проникла в социальную и политическую жизнь общества. Только сфера экономики была ей открыта. Так, до самой смерти диктатора в ноябре 1975 года, Испания была авторитарным государством.

Парадоксальные поступки

Например, Франко разрешал германским подлодкам и кораблям базироваться в испанских портах, давал им табак, апельсины и пресную воду. Также принимал корабли из Аргентины с мясом и зерном для Германии, разрешал провозить всё это через территорию Испании. Но, когда началась война с Россией, не подчинил вермахту дивизию, которую туда послал. Германские войска на территорию Испании не пустил.

image

Франсиско Франко, цитаты и даже просто высказывания которого дошли до нас в не таком уж большом количестве, немецкому послу сказал следующее: “Осторожная политика не только в интересах Испании. Она нужна и Германии. Поскольку Испания, дающая Германии вольфрам и другие редкие продукты, сейчас Германии даже нужнее, чем Испания, вовлечённая в войну”.

Франко позволял себе почтительно отзываться о Черчилле, с Англией сохранил дипломатические отношения. Говорил о Сталине без особых эмоций. Геноцида евреев при диктаторе не было, против них даже ограничительные меры не принимались. Именно поэтому после окончания войны в Испанию не вошли солдаты антигитлеровской коалиции: формальных поводов не было.

Германских военных и высоких чиновников, попытавшихся спрятаться в Испании, диктатор выпроводил в Латинскую Америку. Такая высокая степень лавирования достойна изучения. Потому далее – с самого начала о каудильо Франсиско Франко.

Происхождение[править]

О еврейском происхождении Франсиско Франко заговорили сразу же после войны, и он никогда не пресекал эти разговоры. Да и нелепо было бы пресекать: фамилия Франко говорила сама за себя и звучала для сефардского уха приблизительно так же, как для ашкеназского звучит, если не впрямую Рабинович, то, во всяком случае, Фишман или Гриншпун...[5]

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий