Дельвиг, Антон Антонович – краткая биография — Русская историческая библиотека

Вадим Панов — серия книг «Анклавы»

image

Творчество

Стихотворения свои он печатал в «Росском музеуме» (1815), «Новостях литературы», «Благонамеренном», «Соревнователе просвещения» и альманахах 1820-х гг.

В 1825 году Дельвиг женился на Софье Михайловне Салтыковой, и их дом стал одним из литературных салонов Петербурга. На литературные вечера, на которые собирались друзья поэта: Пушкин, Баратынский, Жуковский, Плетнев, Языков. В это же время он начал издательскую деятельность: в 1825—1830 гг. вместе с О. М. Сомовым он выпустил семь книжек альманаха «Северные цветы», альманах «Подснежник» на 1829 год, а с 1830 г. предпринял издание «Литературной газеты», которое продолжалось после его смерти.

«Ленивый баловень» и в школе, и в служебной деятельности, Дельвиг столь же беспечно относился и к своей музе. Писал он очень мало. Лени, вероятно, немало способствовала и тучная фигура поэта.

Тем не менее, он не был свободен от увлечений; предметом одного из них была С. Д. Пономарёва, которой он посвятил несколько стихотворений. Поэзия Дельвига развивалась по двум направлениям. С одной стороны, он стремился быть эллином и в подражание древним писал антологические стихотворения, идиллии во вкусе Феокрита и т. п.; с другой — он увлекался русской народной поэзией и подражал народной лирической песне. Иногда в его произведениях звучат добродушие и задумчивость.

Уже при жизни поэта его стихи перелагались на музыку Даргомыжским, Варламовым, Глинкой, Алябьевым. Пожалуй, самым известным его произведением стал романс «Соловей», посвящённый Александру Пушкину и положенный на музыку А. Алябьевым, дополненный вариациями М. Глинки; романс живёт уже около двух столетий и среди его исполнительниц самые выдающиеся певицы.

Известны слова Пушкина на смерть А. Дельвига: «Грустно, тоска. Вот первая смерть мною оплаканная… никто на свете не был мне ближе Дельвига», — писал Пушкин Плетневу, получив в Москве известие о смерти своего друга (XIV, 147);«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть». (Пушкин — Е. М. Хитрово. 21 января 1831 г.); «<его> жизнь была богата не романическими приключениями, но прекрасными чувствами, светлым чистым разумом и надеждами» (Пушкин — из письма П. Плетневу 31 января 1831 г.). Пушкин же отмечал творчество Дельвига: «Идиллии Дельвига…, — писал Пушкин, — удивительны. Какую должно иметь силу воображения, дабы из России так переселиться в Грецию, из 19 столетия в золотой век, и необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы, эту роскошь, эту негу греческую, эту прелесть более отрицательную, чем положительную, не допускающую ничего запутанного, темного или глубокого, лишнего, неестественного в описаниях, напряженного в чувствах…» (XI, 58, 329—330).

Примечания[править | ]

Нижегородское повеление

В 1834 году Николай I впервые побывал в Нижнем Новгороде, местоположение города царю очень понравилось, и он отдал более ста повелений, в которых шла речь о благоустройстве и украшении Нижнего. «Высочайшие повеления требовали устройства набережных с садами, спусков из верхней части города в нижнюю, казарм и других зданий… Между прочим, в повелениях было указано на два места кремлевской стены, в которых должно было устроить две башни с небольшими в них помещениями, из коих одна предназначалась для Императора, а другое для Императрицы Александры Федоровны. Государь сказал тогда, что он после 25 лет царствования передаст престол Наследнику и поселится в этих башнях»5.

image

Одно из повелений касалось сооружения современного шоссе, чем в числе прочего занимался Дельвиг. Нравы в городе царили патриархальные, и барон Андрей Иванович, который берег каждую казенную копейку и не брал взяток даже с подрядчиков, воспринимался нижегородцами как опасный вольнодумец, возмутитель спокойствия и едва ли не как потрясатель основ всеобщего благочиния. «Нижний был тогда городом, в котором взятки брались почти всеми, без всяких церемоний. Если купцы и другие обыватели не находили нужным к кому-либо из властей приносить по большим праздникам в подарок деньги, то приносили фрукты, чай, кофе, рыбу, вино и т.п.».

На Рождество Христово на квартиру инженер-майора Дельвига доставили разные съестные припасы и большого осетра, но барон отказался принять все это. «Мое поведение… произвело сильное впечатление между обывателями в Нижнем»6.

image

Что касается упоминавшегося выше водопровода, барон Дельвиг провел его с минимальными издержками в верхнюю часть города, устроив 18 ключевых бассейнов по изобретенному им самим способу и употребив две паровые машины для подъема воды. Это было в высшей степени оригинальное инженерное решение, позволившее сэкономить казенные деньги. Каково же было удивление Андрея Ивановича, когда он не получил за свое изобретение (как, впрочем, и за строительство шоссе) ни малейшей награды.

Инженер умел экономить казенную копейку, но не умел пускать пыль в глаза начальству…

На осмотр водопровода прибыл сам граф Петр Андреевич Клейнмихель — главноуправляющий путей сообщения и публичных зданий, непосредственный начальник Дельвига. Граф высоко ценил барона, о котором часто говорил: «Офицер отличный во всех отношениях»7. Барон подробно объяснил графу суть предложенного им решения. Напрасный труд! Граф был феноменально невежественным человеком: не понимал, что такое меридиан, отрицал наличие часовых поясов, искренне считал геологию лженаукой, выдуманной вольнодумцами французами, и был абсолютно несведущ в инженерном искусстве. Чем обстоятельнее объяснял Дельвиг, тем большее неудовольствие отражалось на лице главноуправляющего. Граф ожидал увидеть дорогую капитальную постройку в кирпиче, а ее-то и не было.

«Клейнмихелю не было дела до того, что подобный бассейн стоил бы в 20 или 30 раз дороже; было бы, по крайней мере, на что посмотреть»8.

При этом граф был одним из столпов николаевского царствования. Царь наградил его всеми высшими российскими орденами, включая алмазные знаки ордена Андрея Первозванного, — такой высокой награды не имели ни Кутузов, ни Барклай де Толли. На графском гербе Клейнмихеля красовался девиз: «Усердие все превозмогает». У государя фактически не было выбора при назначении сановников на ключевые посты в Российской империи: альтернативной фигурой невежественному, но усердному Клейнмихелю могла стать лишь «умная ненужность» вольнодумца Чаадаева.

Но ведь были же в России люди, подобные барону Дельвигу!

Да, были, но им не давали хода по службе, медленно продвигая в чинах. До самой смерти царь не мог забыть то потрясение, которое он пережил 14 декабря 1825 года, поэтому его жизненным кредо стал принцип: «ученых не нужно, нужны исполнители»9.

На службе

По выпуску (1817) Антон поступил в Горный департамент. А положенное на музыку его стихотворение «Шесть лет» на годы стало своеобразным гимном лицея. После непродолжительной службы в департаменте. Дельвиг переходит в министерство финансов. Он активно участвует в культурной жизни столицы.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий