Абузайд Висмурадов: Кто такой Федор Емельяненко, чтобы давать оценку нашему турниру?

 «Стреляли из каждого окна»

На выручку формировалась колонна заместителя командира 131-й бригады полковника Виктора Андриевского – около 16 БМП, БТР и танков и 30 разных грузовиков с боеприпасами для окруженных бойцов. В нее в числе других подразделений вошла группа Бердской бригады спецназа ГРУ, в которой был лейтенант Дмитрий Ерофеев. Ерофеев имел приказ вывезти с вокзала комбрига Савина. Вместе с ним и его бойцами в БМП с номером 131 ехал Виктор Андриевский.

Утром 1 января колонна вошла в город. Города никто не знал, карты не было, направления попеременно подсказывали то комбриг Савин, то генерал Пуликовский, водители ориентировались буквально по табличкам на домах. Примерно в 10.30 колонна попала в засаду. Лейтенант Кравченко, шедший в этой колонне, вспоминал: «Стреляли в нас из каждого окна, с каждой крыши. А нам, оказавшимся в мешке, некуда было деться».

Головную БМП № 015 подбили. Дальнейшее можно восстановить по рассказам тех, кто чудом уцелел в этой мясорубке.

Прапорщик Юрий Созинов, ехавший следом за головной БМП, в машине № 018:

– 015-ю подбивают, а наша 018-я начинает крутиться на месте. Мы свернули и проехали мимо цирка, мне еще парни сказали: «Смотри – цирк!» КШМ-ка (машина Андриевского и Ерофеева. – Прим. авт.) оказалась позади нас. Рядом высокое здание, 10 или 12 этажей, такое здоровое, недостроенное, красное. Мы в основном крутились около этого здания…

Лейтенант Кравченко:

– Машина замкомандира бригады приняла влево и пошла по ул. Комсомольской, проехала она метров пятнадцать – двадцать, и в нее тоже попала граната, дальше я не видел.

Уже потом стало известно, что в БМП-КШ, в которой ехали Андриевский, Ерофеев и другие, из-за ограниченного обзора не видели то, как была подбита головная машина, – и товарищам не смогли помочь, и сами ничего не предприняли, чтобы спастись. Прапорщик Юрий Созинов рассказывал:

– Как только машина полковника Андриевского была подбита, она врезалась в угол пятиэтажного дома, который стоял слева от машины. Дмитрий Ерофеев был ранен – осколком перебило коленный сустав. Владимир Козаков помог вылезти из машины своему командиру и помог механику-водителю рядовому Кашулину вытащить из горящей машины полковника Андриевского, который был контужен. Со стороны цирка группа боевиков попыталась приблизиться к машине, тогда Дмитрий Ерофеев и Владимир Козаков приняли бой, заняв огневые позиции – Дмитрий у кормы машины, а Владимир около носовой части. По словам жительницы одного из домов, чеченцы предлагали им сдаться несколько раз. На все предложения от русских слышались только выстрелы…

Но патроны были на исходе. Первым погиб Дмитрий. Потеря крови и выстрел из гранатомета сделали свое дело. Владимир отстреливался до последнего. Когда закончились патроны и чеченцы подошли вплотную, он взорвал гранату…

Полковника Андриевского ранило в плечо, двадцать один день он числился без вести пропавшим, но потом вышел из города вместе с механиком-водителем Кашулиным – оказалось, их прятал у себя чеченец, бывший милиционер.

Те, кто держал оборону на вокзале, услышали грохот боя, но даже не поняли, что это чеченцы громят колонну Андриевского, попавшую в засаду буквально в ста метрах от вокзала…

«Они ведь тебя убить хотели!»

11 декабря 1994 года президент РФ Борис Ельцин подписал Указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». Эту дату считают началом первой чеченской войны.

Между тем бердские спецназовцы вылетели из Новосибирска в Чечню еще раньше – 4 декабря 1994 года. С базы в Моздоке Дмитрий написал родным – родителям и жене – три письма.

Многие родственники погибших говорят, что судьба подавала знаки. Зоя Михайловна Ерофеева рассказывала корреспонденту газеты «Алтайская правда» Андрею Лушникову, что перед командировкой сына увидела нехороший сон:

– Будто я его ищу в каком-то городе и вижу круглое здание с очень узкими окнами. Я в каждое окно заглядываю и кричу: «Дима! Дима!» Но нигде нет моего сыночка. А вижу только, что там лежат солдаты в белом нательном белье – полным-полно их там лежит. Страшно аж сколько. А потом я увидела дверь и лестницу, которая вела куда-то вниз, в темноту. Я присела и кричу в эту темноту: «Дима! Дима!» И вдруг увидела его и говорю: «Сынок, ведь они тебя убить хотели!» И проснулась. Так мне страшно стало. Я заказала переговоры с ним, поговорила. У него все было нормально…

Соколова поймали во лжи — ведомство не отказывалось от аэропорта «Николаев»

Зареєстровано 216 кандидатів в депутати Вознесенської міської ради

Дополнительные материалы

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий